Форум Русского Эдмонтона
Главная страница /Ньюкамеру

АвторСообщение



Пост N: 1
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.13 01:28. Заголовок: Яков Есепкин (продолжение)


Яков Есепкин

ЦАРЕВНЫ

Здесь венчало нас горе одно,
Провожали туда не со злобы.
Дщери царские где же -- давно
Полегли во отверстые гробы.

Посмотри, налетели и в сны
Голубицы горящей чредою.
Очи спящих красавиц темны,
Исслезилися мертвой водою.

Тот пречерный пожар не впервой
Очеса превращает в уголи.
Даст ответ ли Андрей неживой,
Расписавший нам кровию столи?

Не достали до звезд и столбов
Не ожгли, отлюбив похоронниц,
С белоснежных пергаментных лбов
Смерть глядит в крестовины оконниц.

Станем зраки слезами студить,
Где одни голошенья напевны,
Где и выйдут навек проводить
Всех успенные эти царевны.



Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
Ответов - 48 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]





Пост N: 287
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.23 22:50. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с ангелами смерти

Девятый фрагмент


Бутоньерки чермные сотлим,
Аще юдицы пир затевают,
Их еще мы, Господь, веселим,
Небовольно ж оне пировают.

Марфы хлебы ль серебром ведут,
Ночь Вифании, тьма Галилеи
Нас однех истомительно ждут,
О шелках навивая лилеи.

Речь хотели – кому, ангела,
Ангелочки Твое отемнились
И молчат круг златого стола,
Где цари им веселые мнились.

Двадцать первый фрагмент

Пой, младая Ютурна, ключи
Волн серебряных в ночь изливая,
В мрак юдоли хрустальный, молчи
И немолвствуй, тоска пировая.

Божедревки пьяней – горицвет
Ядно тускл, упоенны мы снами,
Иль отослан за нами корвет,
Иль манкируют ангелы нами.

Станут чермными перси блядей
И на уснах белена совьется,
И тогда хор всемлечных ладей
О дворцовую мглу разобьется.

Тридцать четвертый фрагмент

Иль Аида зерцала виты
Нашей кровию, ликов туманность
Млечней шелка, а веи пусты,
Се урочество неб и обманность.

Ах, гневитесь, богини, и мы
В них чудесно сияли, блудницы
Нас любовью дарили взаймы,
Фурий мимо неслись колесницы.

Днесь еще со червленых перстов
Мгла течет и окариной лилий
Рдится цветность зияющих ртов
Иудиц у небесных могилий.

Сорок третий фрагмент

Вновь юдицам сугатным дарят
Озлаченые маски гиады,
Фей белых с тьмою нощной мирят,
Воск холодный лиют за оклады.

Будет ангелам небесей лгать,
Яды черпать киафами жадно
И царевен зефирных пугать,
Декламируя вирши нескладно.

Дочки Тийи, амфоры бия,
На решетниках плача столовых,
Узрят хладные их остия –
Превиенные в шелках меловых.

Пятидесятый фрагмент

Август лунною вязью тиснит
Полог хладный шагреневых кущей,
Томных дев лишь серебром пьянит
О Эйрене, их мглою влекущей.

У альтанок в исцветиях роз
Нас тиады восждут меловые,
Хмелем дышат плавильщицы лоз,
Кармелиты пеют юровые.

Суе, суе, мы внемлем давно
Падших ангелей, туне убитых,
И чрез усны сочится вино
Мимо амфор, цветками обвитых.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 288
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.23 22:56. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с грациями

Седьмой фрагмент


Сколь урочно еще потакать
Небу дщерям бестенно-кургузым,
Яд и мирру гиадам алкать,
Мы царицам кивнем желтоблузым.

Ах, оне лишь пречествуют сех
Гостий Тривии, их наднебесность,
Звезд ли мало на темных власех—
Пусть рисует винтажи словесность.

И юродные дочери мглу
Солиют в небодержные чаши,
И к пустому насядут столу,
Тени мертвых угодников зряши.

Пятнадцатый фрагмент

Виноградные лозы темны,
Дышат негой цветов ягомости,
Фаворитки ущербной Луны
Жгут беленой игральные кости.

На пиры их тийяды влекут,
Кирки именем див обольщают,
Мед лесной и серебро цикут
Поднося, млечный рай обещают.

Но вседержный июль промелькнет
И церковные флоксы зардятся,
И в дьяменте эдемских тенет
Боги мглы их вином усладятся.

Двадцать девятый фрагмент

Пудрой темной власа навиют
Оглашенные вдовы чумные,
Меж амфорников бляди снуют,
Из ритонов пиют юродные.

Дивно шествие мертвых царей,
Безобразны опять герцогини,
Челядь ядом балует псарей,
О лекифах не спят ворогини.

Что, Фурина, еще и занесть
Институткам к столовьям овальным,
Где оне веселятся как есть,
Исклоняясь ко грешницам свальным.

Сорок второй фрагмент

От портретников темных бегут
Юны млечные, их ли неволить
Феям Ада, зерцала им лгут,
Ирод-царь будет нощно мирволить.

Озлаченые рамы, шелка
Танцовщиц, бельэтажей кармины,
Яко ангелов месть высока,
Станем патиной тлить керамины.

И вседарствуют нищенкам хлеб,
Аониды прельстятся винтажем,
И начнет легкомысленный Феб
Белых граций смущать эпатажем.

Пятидесятый фрагмент

Август дичью пурпурной манит
Утонченных летящих юнеток,
Всяка дева лишь ангелей мнит,
Истеняя серебро монеток.

Ах, Кардея, гнилые плоды
О небесных корзинах темнеют,
Налиются червицей сады,
А деревы легко пламенеют.

Хлад высокий слетит и найдут
Во трапезные челяди, виться
Мглой серебра и дев оведут
Маком алым – в истерике биться.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 289
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.11.23 22:50. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с дочерями

Шестой фрагмент


Черных вдов ли рамена белы,
Крови ль граций им девственных мало,
Ах, одно всещедрые столы
Ждут нас, Фреи, меловьте зерцало.

Будем пить с Габриэлем и Мод,
Очаровывать ангелей вместе,
Жечь атраменты пламенных од,
Золотить винограды ко сьесте.

Дщери наши бледны, Габриэль,
Тусклых вей их бегут и вдовицы,
И стекает в подсвечники эль,
И хранят златность мертвые львицы.

Тринадцатый фрагмент

Август розовым флером пьянит
Одалисок эфирных и граций,
Кринолины их нощно хранит
За альфийским шатром декораций.

Мы ль у Тривии млечной одне
Весело пироваем и плачем,
Топим скорби в холодном вине
И киафы с беленою прячем.

Иль гиады, черствеющий хлеб
Серебряше и мглу восклицая,
Льют шелковость над пологом неб,
О смуге августовской мерцая.

Двадцать второй фрагмент

Одержимые феи лиют
Яд холодный в начинье меловниц
И белятся, и нощно пеют,
Золотя бледный мрамор столовниц.

Что шампанское, несть и токай,
И рейнвейны сюда, им кимвалы –
Знак беды, всяк одесный, алкай,
Крыс чумных ли удержат подвалы.

Будет Фаям-юродкам свивать
Мглы атраментом ночи лилеи
И давиться, и зло пировать
О червице садов Галилеи.

Тридцать восьмой фрагмент

Мало ль вретищ царям, Антиох,
Рыл кувшинных, иродиц укосных,
Терневым ли не чаять подвох,
Жаб не зреть о летах високосных.

Ах, парчевники суе таят
Наднебесной юдоли алмазность,
Феи Ада царевен поят
Беленой, се владык неотвязность.

Лей хотя бы рейнвейн золотой
С темным ядом, камены очнутся
И увиждят столешник пустой,
И меловой парчой обернутся.

Пятидесятый фрагмент

Иль порфирники боги ваять
Не устали, очнемся в юдоли,
Что и к ангелам тьмы вопиять,
Что и речь Аваддону – глаголи.

Юродивые дщери несут
Кубки с ядом гонцам верхотуры,
Лярв небесных матроны пасут,
Донны Ада летят на скульптуры.

Чернь уснет и шелковье цариц,
Холод мраморный внимет Антоний,
Задыхаясь о неге кориц
И смертельной арме благовоний.

* Контакт для издателей, спонсоров, заинтересованных лиц mettropol@gmail.com

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 290
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.23 23:54. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с изумрудами и миррой

Семнадцатый фрагмент


Хлебы в темных леканах свежи,
На столах горы хал меловые,
Смерти косы нещадны во ржи,
А и мы ли одесно живые.

Со Господних парафий найдем
К преугодникам – вечери славить,
Леденеть под июльским дождем
И пеять, и сиречно картавить.

Много скорби от песен шутов,
Эти, Рания, столы надмирны,
И лиются из пламенных ртов
Наших черно-вишневые смирны.

Двадцать второй фрагмент

Золотой виноград напоим
Тьмой июля, каморною мглою,
Яко млечность и небы таим,
Всяка юдица – с темной иглою.

Вейся, вейся, златая арма,
Над планидою нашей высокой,
И мирволит нам Кора сама,
Виждь, мы в тени ея пустоокой.

От гранатов ли чуден Эдем,
Кущей сех воспея именины,
Черной миррою мы соведем
Небоимных венечий лепнины.

Тридцать восьмой фрагмент

Иль сангины царевен темны,
Воск их тает, елико червонный
Цвет нестоек, хранят ложесны
Бледных див атрамент благовонный.

Ах, в серебре шутов колпаки,
Иродицы меняют хламиды
На веретища, тусклы зрачки
Сих блядей, ночь пеют эвмениды.

И гляни, червоядная мгла
Вновь по лядвиям юн сотекает,
Где богиня щедрого стола –
Клитемнестра всенощность алкает.

Сорок седьмой фрагмент

Вновь Кибела диамент лиет
Небозвездный в начинье, араком
Чаш не полнить уже, вопиет
Ирод-царь ли за млечным сумраком.

Оглянемся – беспечность цариц
Всепьянит заколдованных гостий,
Мускус вьется о неге кориц,
Иды блещут червицею остий.

Юродивые ль дщери следят
Бледных фей, источая меловость,
И белену пиют, и ядят,
И гадалок внимают суровость.

Пятидесятый фрагмент

Яд в бочонках серебряных, яд,
О пирах мы его лишь алкаем,
Изумрудами черных гияд
Восдарим, феям неб потакаем.

Юродные шуты веселы,
Дочек царских внимают капризы,
Герцогини лиют на столы
Перманент, их беспечны репризы.

И угодники темные ждут
Настоятелей с агнцами Плевен,
И всенощно серебро ведут
По меловым раменам царевен.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 291
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.23 00:08. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с красной патиной

Тринадцатый фрагмент


Несть кифары, одесным столам
Хватит немости, пиры, взвивайтесь,
Расточайте хвалу ангелам
И серебром еще упивайтесь.

Эти черные шелки сведут
Лона юдиц холодной каймою,
Нас губители суе и ждут,
Яко днесь пироваем с Чумою.

И откупорят ночь вещуны,
И рапсоды слезами упьются,
Где царевны следят наши сны
И фарфорницы млечные бьются.

Пятнадцатый фрагмент

Из Эолии басмовый снег
Аквилон и Борей наметают,
Пировые о хмельности нег,
Денно ярусы елей не тают.

Что ж, Кибела, сколь время твое,
Пусть искрятся шампанские вина,
Золотое у нас питие,
Торты чинят Идель и Альвина.

И найдут к этим пирам златым
Ядоносицы в сне онемелом –
Над восковьем тлееть, совитым
Кровью бледных русалок и мелом.

Тридцать второй фрагмент

Вишни эти с меловой каймой,
А червонна одно их узорность,
Преслаждаясь небесной армой,
Дивы Сада вспеют иллюзорность.

У царевен блажных токсикоз,
Смирной локоны фри навивают,
Барабанщики юные коз
Отставных весело пировают.

Се шумит маскерад золотой,
Се Гекаты десерты истечны,
И фиады в червнице свитой,
И никейские амфоры млечны.

Тридцать девятый фрагмент

От барочных ли замковых стен
Веет хладом, ах, таинство ели,
Серебро несоимных картен,
Оведенные мглою пастели.

Несть рапсодам златые щелка,
Аще пудрой белятся вдовицы
Тускло-желтой, юдоль их горька,
Пейте, бляди, хотя медовицы.

Иль зайдут ко столовьям – алкать
Воск и яд со глинтвейном эльфиры,
И начнутся юродно икать
О портретниках Леи и Фиры.

Пятидесятый фрагмент

Святки чудные, злато виньет
Вдоль столовий и емин червонных,
Мел диаментный торты виет,
Гостьи жаждут аром благовонных.

Лей серебро, Ювентас, на хлеб,
Пусть десерты нимфеи вкушают,
Балевниц днесь пречествует Феб,
Их царевны к столам оглашают.

И начнет изумрудность келей
Источать, и о патинах ели
Станут фей картонажных белей,
Чтоб всеприсные мелы тлеели.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 292
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.12.23 00:21. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с мертвыми царевнами

Шестой фрагмент


Неб атраменты ночи тускней
Вифлеемской, сотлим апронахи
Червной мглой, хороводы теней
Будут ангели зреть и монахи.

От церковных ли приторных вин
Феи бледные мнят экипажи,
Их несущие, Лой и Альвин
Овевают златые купажи.

Се арома ль нагорных лугов,
Се юдицы ль в терновнике пляшут,
Где неясно с каких берегов
Им ваянья кровавые машут.

Четырнадцатый фрагмент

Источают арому столы,
Мускус терпкий небесно виется,
Очарованы шелком юлы,
За амфорою амфора бьется.

Ах, шелковость Цецилий и Мод,
Изумрудных княгинь премерцанье,
Пьют белену слагатели од,
Лядвий мелу дарят восклицанье.

И Гиады от царских диет
Холоднее аскезников статных,
И парча меловая тлеет
На раменах иудиц сугатных.

Двадцать шестой фрагмент

Мел серебряный, цветь расписных
Эльфов ночи, искристые волны
Хвои течны, шаров ледяных
Благ декор, наши амфоры полны.

Станем фей картонажных целить
Молодильными вишнями, элем,
И юродиц икающих злить,
И белену алкать с Габриэлем.

Иль к полуночи в шумный чертог
Дщери хмельные будут ломиться –
Жечь старизну порфировых тог,
Над тенями ваяний глумиться.

Сороковой фрагмент

Серебро, ель в серебре тлеет
Под червово-златой канителью,
Дев шелковость, охлада виньет
Несоимных гасятся метелью.

Вновь фиады нам яства несут
И глинтвейны, что ж траурны Ханны,
Будет утренник, всех и спасут,
Лишь царевны одне бездыханны.

Четверговки найдут – о столах
Лить золоту на хлеб и фарфоры
И во тусклых поникнут мелах,
И сведут их огнем бутафоры.

Пятидесятый фрагмент

Рождество, по серебру ведут
Канитель ангела, бесноваться
Время Идам, обручниц ли ждут
Сих демоны – еще торговаться.

Выльем кровь на меловник благой,
Иль царицам сопутствует низость,
Пировай с нами, эллин и гой,
Небодержна одесная близость.

Сникнут к хвое златые шары,
Навиются атраментом елей,
И от дивной вспорхнут мишуры
Тени мертвых Гитан и Аделей.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 293
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.01.24 23:36. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с патерами и ядом

Третий фрагмент


Из патер нощно кровь солием,
Их к фамильным лекифам наставим,
Сень ущербна твоя, Вифлеем,
А с богами и мы ль не картавим.

Станет золото ядно гореть,
Юдиц остья белей на рядне ли,
Сим еще положат умереть,
Чтоб волхвы о еминах темнели.

Ах, обручники славских земель,
Это мы в цвети млечной белеем
И вдыхаем жасминовый хмель,
Ядом свивший надмирный Вифлеем.

Девятнадцатый фрагмент

Это белые ночи гияд,
Фей винтажных к балам оглашают,
Пчелы тусклый и розовый яд
С шелком див ювенильных мешают.

Выбьем кровью серебро волны,
Ждет угодников царство Морфея,
Что и клясть присновещие сны,
Легче волны сребрить, Идофея.

Иль опять оглянемся – корвет
Бледно-розовый в мареве тает,
И кровавый сумрачный исцвет
Над холодным гранитом летает.

Тридцать четвертый фрагмент

Льют менады в начинье вино,
Тлеют амфоры с воском плетенным,
Балевницы уснули давно,
Шелком тьмы совиясь прецветенным.

Иль бессмертие неба ссудил
Князь ночной толоке четверговок,
Аполлон их рамена ль студил,
Всякой жалуя кровь и оловок.

Ныне свальные лярвы ядят
Хлеб пиров и вином запивают,
И царевен уснувших следят,
И опять весело пировают.

Сорок первый фрагмент

Желть подсвечная вьется, шелки
И сангины царевен червонны,
Эвменидам свое колпаки
Раздарили алмазные донны.

И тлеются о желтых листах
Од атраменты, нощно мерцая,
И камены с мышами во ртах
Пьют шампанское, вечность зерцая.

Навием локны граций огнем,
Герцогини исполнят дуеты –
И к мраморникам Леты свернем,
К соваяньм всемраморной Леты.

Пятидесятый фрагмент

Виноградарям горних полей
Щедрость ныне богиня дарует,
Кто воздушней ея и милей,
Шелк Либеры юнеток чарует.

С нами Бахус, дневные столы
Нощно лишь золотее и краше,
Феи смерти и неб веселы,
Пунш сребрят, лунный морок лияше.

Иль очнемся – патеры мелки
И широки, и дивы надмирны,
И чрез битые чаш ободки
Претекают холодные смирны.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 294
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.24 22:54. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с перстнями и ядом

Второй фрагмент


А и можно ли Ад обмануть,
Всё за нами следят четверговки,
Аще эту юдоль не минуть,
Пусть серебром хвалятся торговки.

Яду, Борджиа, яду неси,
Перстень твой лишь целит фарисеев,
Хоры ангелей мнят небеси
Золотыя и мертвых Тесеев.

Соль в леканах, диносы пусты,
Иродные опять балевают,
И юдицы чрез алчные рты
Воск и тусклую злать преливают.

Десятый фрагмент

Торты с млечным серебром пеять
Не устанут менады хмельные,
Чрез лилейную тьму вопиять
Будут к ангелам снов юродные.

Внове горние пиры слышны,
Так легко замолкают рапсоды,
И одесно ль цвета взнесены,
Где богами читаются оды.

Прячась ангелей, юдиц гурмы
Жаркой Мании, чары сонимут
И увидят, как холодны мы,
Как бессмертие столпники имут.

Девятнадцатый фрагмент

Вновь и присно теките, пиры,
Наши ели золотой совиты,
Рдятся ль траурной хвоей муры,
Ночь бежит ли диавольской свиты.

Иль юдицы опять золоты,
Навиют шелком глянцевым чресла,
Мглу рапсодам лиют на щиты,
Иль дворцовая челядь воскресла.

Но мгновенье, Ювентас, замри,
Виждь хотя—яд в игристом темнится
И белену алкают цари,
Коим нощность одесная мнится.

Сорок седьмой фрагмент

Боги, боги златого письма,
Хоть молчите сейчас, по виньете
Блекло-желтой сочится тесьма,
За царями клонимся мы к Лете.

Феб ли свел роковое число,
Нимфы цвети гербарии сушат,
Ягомостей удавками зло
Темноокие ключницы душат.

И с фарфорами хладны столы,
И претусклые яства ледовы,
Где в осетях серебряной мглы
Наших рамен касаются вдовы.

Пятидесятый фрагмент

Благопирствуют ныне волхвы,
Столы щедро от яствий ломятся,
Хлеб, вино ли нежней пахлавы,
Здесь Ириды с тенями кормятся.

Ах, царице, хотя бы ответь,
Кто пречествует гоев- скитальцев,
Яко будут шелка огневеть
Над угольем серебряных пяльцев.

Бьет лишь див тусклый яд веретен,
К нам бегущих из камор альковных,
И влачат небопевцев меж стен
О тлеющихся пудрах церковных.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 295
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.01.24 01:48. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с рифмовниками и ядом

Одиннадцатый фрагмент


Вновь истечный багрец холодит
Мрамр ночной ли, фламандцев картены,
Алый цвет очи гоев сладит,
Бязь кровавая жжет веретены.

Лей еще золотое шабле,
Антиквар, подливай совиньона,
Дант уснул, но беспечен Рабле,
С ним легко перепить и Виньона.

Аще будут юродные фри
Яд мешать в именинные торты,
Десно к Аду взалкаем – смотри,
Как пиют и о рамниках Морты.

Семнадцатый фрагмент

Санти, Санти, взерцай диамент
Рам окладных, тона, лессировки,
Мы в гостях у Цецилий и Мент,
Ядом жалуют нас полукровки.

Налиют балевницам вино,
Шелком черным фиады увьются,
Здесь и вдовы ядят, ах, одно
Пусть икают, юродно биются.

Дщери бледные лишь набегут –
Маслом ночи писать керамины,
И химеры царей оболгут:
Се не кровь, се златые кармины.

Тридцать второй фрагмент

Ель приимет одесный багрец
И серебряный дьямент, зерцала
Удивим, соявясь меж корец
И богинь, -- их юдоль не взерцала.

Навивайтесь, менады, шелков
Мглою течной, о хвое бутоны,
Пламенейте, златых ангелков
К нам чудесно влекут фаэтоны.

Для того ль юнам дарствован эль,
Чтоб уснули, рифмовник листая,
Где серебро каждится на ель
И макушка тлеет золотая.

Тридцать восьмой фрагмент

На конфетницах – лак серебра,
Ватой розовой блещут сувои,
Крупный елочный снег, мишура,
Граций фижмы под ярусом хвои.

Вновь шампанское, свечи, огни,
Вновь хмельные безумствуют еры,
Мы с русалками нощно одни,
Винной ядностью дышат суфлеры.

И принцессы белы, яко снег,
И несут им шабле китаянки,
И чаруют нас таинством нег
Меловые Гермины и Бьянки.

Пятидесятый фрагмент

Торты чинят, беленой мышьяк
Иды гасят, мелясь и хмелея,
Несть глинтвейн – запивать арманьяк,
Пусть лилею сжигает лилея.

Восспешите к одесным столам,
Девы юные, Фаи-блудницы,
Мы угодны еще ангелам,
Их за нами летят колесницы.

О рифмовнике с ятью фита
Источатся под кровью и Словом,
И увиждит Господь: золота
Всяка буквица в шуме столовом.

* Контакт для издателей, спонсоров, заинтересованных лиц mettropol@gmail.com

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 296
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.01.24 01:25. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с тлеющим воском

Тринадцатый фрагмент


Темный Питер, винтажных снегов
Чара льется на дивные арки,
Спит Обводный, у невских брегов
Колоннад пламенеют огарки.

Мглу ночную эльфиры сведут,
Ингрид нам из песков Гюнтианы
Соявится, ее ли и ждут
В царских операх Аи и Ханы.

Млечность хвои иль таинство нег
Бледных фей скрасят утренник вдовий,
И тлеющийся елочный снег
Златью выбьет лепнину дворцовий.

Двадцатый фрагмент

Хвоя тусклая нощно манит
Балевниц, страстных дев ли, вергилий,
Кельхи в золоте Герника мнит,
А и мы дышим желтию лилий.

Что ж, царице, воспирствуем, гнев
Снам оставим, пусть феи златые
К нам влекут белых Сантий и Ев,
И шелка их цветят навитые.

Ганимед из киафа богов
Преливать станет вина иль яды,
И червленость кровавых слогов
Исторгнут меловые тийяды.

Тридцать четвертый фрагмент

С облямовкой златою шары
Держат свечи, их пламена ясны,
И макушки у елей остры,
И шелка див Ювентус прекрасны.

Ах, останьтесь, юноны, жалеть
Вам и не о чем, хлебы наставим
К винограду, шелковницы млеть
Будут нощно иль туне лукавим.

Не дворцовая ль чернь весела,
Где поутру мелятся золовки
И царевны одне круг стола,
И тлеют восковые оловки.

Тридцать восьмой фрагмент

Очи дев наднебесных полны
Цветью ночи, атраментной слотой,
Их ли жгут фаворитки Луны
Молодой восковою золотой.

Пусть к хлебницам пировий ночных
Солетают холеные донны,
Меж рейнвейнов и яств отходных
Веселясь, аще нети бездонны.

Мы с Либерой подсядем ко сим
Юным грациям, дышащим хмелем,
И тлеющийся воск угасим
Божоле огненосным и элем.

Пятидесятый фрагмент

Вновь откупорим нощность, давно ль
Мы и пить научились, тиады,
Спит Огюст, пьяны ангели в ноль,
Где веселых шутов эскапады.

Жизнь есть сон иль дурная игра,
Ах, одно, кровью свились фарфоры,
На хлебницах тлеет мишура,
Обнесли герцогинь бутафоры.

Течен шелк легковесный, цариц
К столам эльфы манят, увлекая
Их аромой чудесных кориц,
Негой мускуса, златью токая.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 297
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.01.24 22:51. Заголовок: * В России новомодно..


* В России новомодное поветрие — по негласной команде произведения Есепкина убирают с витрин ведущих книжных сервисов, сетей и магазинов после их пятилетнего нахождения на этих витринах. Латунские и Ликоспастовы сообразуются с каноникой черного юмора Булгакова: Шекспир, Лопе де Вега и ты. Тем ярче ореол культовости вокруг фигуры нашего великого современника.


Яков Есепкин

Портреты юдиц с тускло-вишневыми лилиями

Седьмой фрагмент


Сны златые кому навевать,
Иль цветочные феи увечны,
Будем с гоями неб пировать,
Яко амфоры мглою истечны.

Поднесут меловницы вино
К хлебам, столы еминой заставят,
И чудесно веселье одно,
Суе днесь аониды картавят.

И Господе в угольной сени,
Мглой и жалуя кельхи пустые,
Нимфам Ада речет: се они --
Хоров млечных певцы золотые.

Одиннадцатый фрагмент

Дышит сад ли миазмами неб,
Август в жарком пылает кармине,
Се эфирный точащийся хлеб,
Вновь у Царствия мы на помине.

А и тще небопевцев искать
Меж лилейников бога Аида,
Внове пиры — и будем алкать,
Нам вино занесет гесперида.

Иль фурины Эдем навестят --
Шелкотечною хвастать обновой,
Их увиждим, их суе цветят,
Всяка с лилией тускло-вишневой.

Девятнадцатый фрагмент

Вертоградам благим исполать,
Август щедр, не таит и жаровен,
Огневая пусть цедится злать,
Гость пиров небожителям ровен.

Боги, боги, хранители уз
И цветов сумасшедших нимфеток,
Убегайте их вычурных муз,
Тьмы египетской в мороке веток.

Иль к столам именинный куфор
Дочки Тийи внесут с хладной пеной,
Мы тогда августовский фарфор
Налием цветью роз и беленой.

Тридцать третий фрагмент

Хлеб серебром осыпем, к столам
Несть патеры емин одесные,
Мы угодны еще ангелам,
Яды антики ль все ледяные.

Полно мучить камен, что ж оне
Холод мрамора век предвкушают,
Леденея в исчадном огне,
Граций юных ко сну оглашают.

Станет Господе небы темнить
И увидит — се мы воспируем,
Яко смертью и можно пленить
Ангелей, коим звездность даруем.

Пятидесятый фрагмент

Нимфы дивные млечность поют,
Мы и сами в каком вертограде,
Гостьи шелк и аромы лиют,
Сад Астерии каменный, чаде.

Время пить золотистый арак ,
Наполнять белым хлебом патеры,
Оттеняя вишневый сумрак,
Любят млечные вишни гетеры.

Иль пробудимся — неб Зведочет
Спит во тьме эолийских столешниц,
И холодная мирра течет
По раменам и лядвиям грешниц.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 298
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.01.24 23:01. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц с феями и шутами

Седьмой фрагмент


В колпаках и хламидах шуты,
Выходные их платья червонны,
Пир небесный зерцают кроты,
Юн эфирных шелка благовонны.

Лед амфорников тли ж, Вифлеем,
С бледным ядом розетки ль медовы,
Где мы сами одесно тлеем,
Звездным сном утешаются вдовы.

И начнут диаменты пылать,
Ирод-царь над еминой склонится,
И вскричим к ангелам – исполать,
Яко Господь юродивым снится.

Десятый фрагмент

Феи смерти в леканах таят
Хлебы с ядом, путрамент мышьячный,
За царевнами тьмы восстоят,
Серебрят ею холод коньячный.

Пей, Фурина, честное клико,
Разбавляй совиньоны шампанским,
Умирать о всекрасном легко
Под Кремлем ли, под небом гишпанским.

Иль откупорим внове когда
Лудогорицу, барвы Токая,
Ах, меж усн рдятся кровь и вода,
Мы бледнеем, небесность алкая.

Двадцать пятый фрагмент

Сны кровавые, шелк гробовой
Видят ангели, митры сонимем,
Пей исцвет кто одесно живой,
Славу царскую мы ли не имем.

Облепили щедрые столы
Алчно дочери тьмы юродные,
Жгут белену, их веи белы,
Хлеб ядят, усны их ледяные.

И белы фаворитки Луны,
И царевны от яств залетели,
Где сангины гиад холодны
И царей остывают постели.

Сорок третий фрагмент

Хлад серебра в асийском вине,
Эту горечь мы пьем, не хмелея,
Круг столовий царевны одне
И у всякой на шелке – лилея.

Что ж амфорницы ночи пусты
И ритоны лишь кровью тиснятся,
Шелк цветочный зерцают кроты,
Им дюймовочки мертвые снятся.

И барочные дивы пеют,
И о сребре белы керамины,
И, темнея, отраву лиют
Нам во битые кубки Симины.

Пятидесятый фрагмент

Выйдет Господе в розовый сад
Хмель вдыхать и благие аромы,
Где и феи Эреба, где Ад,
Майский блеск наливает хоромы.

Станут млечные арки тлееть,
Кровотечные лозы сордятся,
Ангелки небом свитую плеть
Озлатят и вином усладятся.

Бледный яд карамельных свечей
Истечет ли на тусклый сакрамент,
Мы явимся – из мертвых очей
Преливая червонный диамент.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 299
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.24 23:40. Заголовок: * Пять лет книги кул..


* Пять лет книги культового русского андеграундного писателя Якова ЕСЕПКИНА, в том числе «Порфирность», «Мраморные сады», «Космополис архаики», «Оратории», возглавляли витрины крупнейших интернет-сервисов, респектабельных магазинов Москвы и Санкт-Петербурга. Под шум времени усилиями квазиэлиты и мнимой анти-фронды имя гениального художника возвращается интеллектуальному андеграунду.

Яков Есепкин

Портреты юдиц с феями ночи

Шестой фрагмент


О шабле и клико – арманьяк,
Вусмерть будем пьяны и явятся
Феи нам, и небесный коньяк
Занесут, и чермам подивятся.

Где иродицы, алчут оне,
Желтоцветные меряя блузы,
Совиются в исчадном огне,
Кровью гасят фамильные узы.

Несть бисквиты им, вишни и яд
Ко рифленой желтице муаров,
Чтоб не узрели бледных Гияд,
Опочивших во мгле будуаров.

Восемнадцатый фрагмент

Сколь нещадно горят васильки
Под росою убойно-истечной,
Мрамор неб изломали в куски
Феи ночи о патине млечной.

Иль найдем к августовским столам,
Будет чудное время обедать,
Петь легко и твоим ангелам,
Царских яств должно всяку отведать.

Но содернуты емины тьмой
И серебром, одне пировают
Днесь юдицы с Эридой немой
И, белясь, мрамр всенощный скрывают.

Двадцать второй фрагмент

Август цветию нас упоит,
Кровью млечных жаровен овеет,
Воспевай эту цветность, пиит,
Аще с яствами хмель огневеет.

Се эфирные феи из мглы
Ветхотечной доносят емины,
Хлебы ломят щедрые столы,
В души смертников льются кармины.

И Господе к столовьям витым
Низойдет, чтоб холодной белены
Со лекифа испить, всезлатым
Опахалом чаруяше тлены.

Тридцать девятый фрагмент

Августовские розы пьянят
Фей небесных и ангелей хоров,
Ядом хлеб эвмениды тиснят
За серебром истечных фарфоров.

Будем, будем одно пировать,
Налием в эти кельхи златые
Именинные вина, скрывать
Их от юдиц найдут пресвятые.

Ах, Господе, холодную цветь
Мглой клеймя, не печалься, зерцая,
Как дали нам еще огневеть
Меж столовий, юдоль восклицая.

Пятидесятый фрагмент

В темных лотосах яства к столам
Августовским несут мажордомы,
На десницы лиют ангелам
Пунш златой, шумной Тийей ведомы.

Герцогинь ли еще оглашать
Безобразных – мы сами калечны,
Станем лотосов негу вкушать,
Аще пильницы наши всемлечны.

Зри, юдоль, как родные восждут
Хоть бы мраморных столпников неба,
И коньячные рюмки блюдут
Под серебром эфирного хлеба.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 300
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.24 23:05. Заголовок: * Литературная среда..


* Литературная среда, состоящая из «однаробразных» фигурантов, не воспринимает явления неких пророческих знаков, художественной гениальности. Лучшая литература или не написана, или не дошла до читателя. Маргиналы в должностях с демонической силою противились изданию книг Есепкина, а эти элитарные книги парадоксальным образом стали наиболее востребованными в том числе на массовом российском рынке.

Яков Есепкин

Портреты юдиц с эвменидами

Пятый фрагмент


Скорбь утопим в капрейском вине,
Пейте с нами, холодные девы,
Суе вас обличать, мы ль одне,
Любят нас Береники и Евы.

Запеклись хоры ядною мглой,
Неб атрамент истечен и плавок,
Эвменид ли тиранить иглой
Отравленной, графитом булавок.

Станы римлянок бледных трюмо
Италийское нощно лелеет,
Где кроваво-златое письмо
Днесь еще на винтажах алеет.

Четырнадцатый фрагмент

Сомраченные тени дерев
Льежа, Грасса ли ночь осеняют,
Хлад чрез усны лиют Женевьев
И Гитан, им коварство вменяют.

Что манкирует нами Тулуз,
Эвмениды, о мраморном щите
Всяк тлеется, в кровавости блуз
Свальных лярв наш атрамент ищите.

Ах, откупорим нощность, блядей
Наречем именами прелестниц,
Чтоб во слоте февральских дождей
Шелк их гас на мраморниках лестниц.

Двадцать девятый фрагмент

Сны юнеток демонов манят,
Нега лядвий их гоев чарует,
Вновь цари шелк бессмертия мнят,
Им ли амфоры небо дарует.

Цинки выбьем серебром, из мглы
Нанесем ледяные кофоны,
Уставляйтесь, честные столы,
Дорог холод тенет Персефоны.

Будут ангели неба сиять,
Будет яркой всемлечная сводность,
И начинем тогда вопиять,
Преливая на столы холодность.

Тридцать восьмой фрагмент

Диаментные хлебы сотмим
Тусклым цветом гранатово-млечным,
И ритоны слезой окаймим,
Хватит аскосов гоям калечным.

Буде нощно юдицы белы,
Буде черные шелки их ярки,
На щедрые подставим столы
Хоть бы витые мглою огарки.

Веселятся оне и ядят,
И в утробники яд изливают,
Где лишь нас эвмениды следят
И с убийцами чад пировают.

Пятидесятый фрагмент

Суе Мании взоров бегут
Юродивые, локны срывают
Накладные, портретникам лгут,
От зерцал мел белены скрывают.

Из лекан с ядом хлебы достать
Суе грешницы бледные тщатся,
Книгу смерти устанут листать
Эвмениды и в тьму облачатся.

И закатные тени царей,
Челядь алчную цветом велебным
Истенив, у пустых алтарей
Одарят нищих мрамором хлебным.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 301
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.02.24 02:31. Заголовок: * В России новомодно..


* В России новомодное поветрие — по негласной команде произведения Есепкина убирают с витрин ведущих книжных сервисов, сетей и магазинов после их пятилетнего нахождения на этих витринах. Латунские и Ликоспастовы сообразуются с каноникой черного юмора Булгакова: Шекспир, Лопе де Вега и ты. Тем ярче ореол культовости вокруг фигуры нашего великого современника.

Яков Есепкин

Портреты юдиц с эльфами и сильфидами

Семнадцатый фрагмент


Феи ночи к одесным столам
Занесут о серебре пасхалы,
Мы ль угодны еще ангелам,
Господь-Бог, наши вретища алы.

Льет сумрак Византея, одно
Будем чаять небесные хоры,
Пусть начиния полнит вино
И зефирность вседарствуют Оры.

А юдицам дадут балевать,
Халы вымесят Цины и Леи,
Мы начнем с их шелков обрывать
Перевитые кровью лилеи.

Двадцать пятый фрагмент

Боги, боги, летите сюда,
Мы пируем, юдиц не зерцая,
Вновь тускла чудных елей слюда,
Звезды в ней угасают, мерцая.

Но голодные крысы шелка
Юных граций белых источают,
Кутия им без вишен сладка,
Их с подвалами тьмы обручают.

Мертвых львов ли, запалых волчат
На щитах спишут кровию гои,
И букеты нам Иды вручат –
Все из красной тлеющейся хвои.

Тридцать четвертый фрагмент

Вновь гиады отраву таят
И серебро в начинье мешают,
Торты вишнями чинят, слоят
Ядом их и пиры оглашают.

Нитью чермной обвесть ли столы,
Елей остия шелком загробным
Исплести ль, юдиц хоры милы,
Гостей жалуют смехом утробным.

Траур их веселей именин,
Боги неба, хотя бы узрите,
Как темнятся оне средь менин
И во черном пеют лазурите.

Сорок третий фрагмент

Ель одесная, тлей и гори,
Канителью чаруй и тесьмою
Алой дев, ныне ль грозны цари –
Всяк охвалится нищей сумою.

Ах, золотность русалочек, фей,
Шелк тийяд и богинь антикварных,
Сны им дарит златые Морфей,
Темен умысел дщерей коварных.

Пусть юродивых эльфы влекут
К млечным ярусам, к чарам и неге,
Изливая серебро цикут
В мглу фарфоров о елочном снеге.

Пятидесятый фрагмент

Пей, Уильям, и смерть не зови,
Яко млечные гаснут хоромы,
Убежим сумасшедшей любви
Одалисок, взыскующих громы.

Хвоя будет всетускло гореть,
Золотыя макушки чадиться,
Положат нам легко умереть
В темно-красном и мглой пресладиться.

И тогда лишь во трауре Ид
На пиры отведут временные –
Гладить шелки эфирных сильфид
И рамена царей ледяные.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 302
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.24 23:33. Заголовок: * Пять лет книги кул..


* Пять лет книги культового русского андеграундного писателя Якова ЕСЕПКИНА, в том числе «Порфирность», «Мраморные сады», «Космополис архаики», «Оратории», возглавляли витрины крупнейших интернет-сервисов, респектабельных магазинов Москвы и Санкт-Петербурга. Под шум времени усилиями квазиэлиты и мнимой анти-фронды имя гениального художника возвращается интеллектуальному андеграунду.

Яков Есепкин

Портреты юдиц с ядом и ритонами

Пятый фрагмент


Суе речь, нас губители ждут
В пировых, шелки томных юнеток
Иудейским серебром ведут,
Алчно лядвия мнят шансоньеток.

Яд никейские донны таят,
Очеса их беззвездно-ледовы,
Перманентом желтясь, восстоят
Круг амфорниц холодные вдовы.

Ах, Симина, оне ль не белы,
Не замыто ль винтажие лестниц,
Где серебро течет на столы
Изо усн отравленных прелестниц.

Шестнадцатый фрагмент

Крем юдицы отравой чинят,
Переспелые вишни срывают,
Мглу алкая, бессмертие мнят
И осповники лядвий скрывают.

Яд в канфары богов солием,
Будем пить, аще небы туманны,
Много ль цвета в тебе, Вифлеем,
Аще бледны Ирады и Ханны.

И Господе Своем ангелам
Чад накажет любить, и, зерцая
Шелк очес, мы подсядем к столам,
Хмель юдольных белен восклицая.

Двадцать восьмой фрагмент

Тусклый глянец и матовый блеск
Ночью дышащих люстр отемнятся,
Феям оперы царской бурлеск
Снов закажут – им ангели мнятся.

Денно ль розовый сад источать
Не устанет арому ночную,
Мы поидем царевен встречать,
Гнать шампанским тоску ледяную.

Ах, менады, хмельны вы одно
Без рейнвейнов и пуншей коньячных,
Лейте ж в нощь золотое вино
С терпким привкусом ядов мышьячных.

Тридцать седьмой фрагмент

Под серебром белена темней,
Где и август с опалой жаровен,
Вновь легки хороводы теней,
Феи млечны, путрамент неровен.

Юны, юны шелковые, лон
Ваших тусклость манит лишь коварных
Темных эльфов, лишь вам Аквилон
Шлет зефир от столов антикварных.

Иль велебные девы пеять
Не устали меж амфор и хлеба,
К ним и будем из кущ вопиять,
Из холодных цветочников неба.

Пятидесятый фрагмент

Иудицы златые шелка
Весело круг остья навивают,
Ядность амфор ли битых горька,
Несть ритоны, зане пировают.

Меловницы темны, иль одне
Китаянки фарфора белее,
Ах, дарите хотя бы во сне,
Феи тьмы, царичам по лилее.

Будут чаять алмазные фри
Этот нощный серебряный морок
И грильяжи с беленой внутри,
И мышей под столовием корок.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 303
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.24 00:37. Заголовок: * Литературная среда..


* Литературная среда, состоящая из «однаробразных» фигурантов, не воспринимает явления неких пророческих знаков, художественной гениальности. Лучшая литература или не написана, или не дошла до читателя. Маргиналы в должностях с демонической силою противились изданию книг Есепкина, а эти элитарные книги парадоксальным образом стали наиболее востребованными в том числе на массовом российском рынке.

Яков Есепкин

Портреты юдиц с ядом и темным серебром

Пятый фрагмент


Яства снов и морошку Француз
В тусклых небесех денно вкушает,
Кто бежал пламенеющих уз
Аонид – див к столам оглашает.

Се благие, благие пиры,
Гостьи млечные их утаенны,
Рая маковки, неба ль шатры
Зрят чудесные веи Фаенны.

И нагорное пламя горит,
И веселие длится земное,
И в чарующем сонме харит
Мы серебро пием ледяное.

Десятый фрагмент

Из ритонов одесно ли пить
Хлад серебра, винтажные яды,
Смерть юдицам дадут искупить —
Прекричат и забьются гийяды.

Нам Либера еще поднесет
Эти амфоры с вечной отравой,
Бледных царичей Господь спасет,
Огнь лия над юдольной оравой.

Но богинь статуэтки темней
И темней, мы пием, не хмелея,
И увеченный мрамор теней
Нощно гасит пустая аллея.

Двадцать девятый фрагмент

Тушь холодная с вей меловых
Одержимых юдиц истекает,
Много скорби от яств пировых,
Всяк юродивый нощность алкает.

Сих торговок Лаверна бежит,
Их серебро темней домовинной
Мглы, богини Луны ворожит
Суе им над армою зловинной.

Мы одне, мы всеприсно одне,
Лярвы алчные жалко смеются
И гадают на ядном вине,
И в похмельной истерике бьются.

Сорок шестой фрагмент

Дива темная с львиной главой –
Нам готовит Сехмет именины,
О плюмажах небесный конвой,
Веселятся беспечно менины.

Яд в патерах, оливки и яд,
Аще жертвенной чаши не минем,
Воспируем хотя у гияд,
Расточив золотое на синем.

Это золото ангельских чар:
Шелком вновь дышат перси Аделей,
Се и мы без высоких тиар
Меж порфирных лежим асфоделей.

Пятидесятый фрагмент

Яд из аскоса выльем, одно
Под серебром не масло – белена,
Темен хмель, отравленно вино
Дочерями седьмого колена.

Убивают юдицы благих
Небостолпников, зло убивают,
Мглу рейнвейнов лиют дорогих
На столовья, еще пировают.

Будет розовый сад огневеть,
Будут ангели в темном слетаться,
Нас зерцая и ядную цветь,
Коей можно лишь кровью сплетаться.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 304
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.02.24 23:23. Заголовок: Яков Есепкин Портре..


Яков Есепкин

Портреты юдиц со свечами и ядом

Четырнадцатый фрагмент


Льет серебряный эль Аполлон
В кубки див наднебесных и граций,
Иль розарии выжег Колон,
Станет феям иных декораций.

Хмель, дурман изумрудный, смугу
Лет временных увиждят ли еры,
Дон Мигель туне ищет слугу,
Ядом червным пьяны щелкоперы.

Вновь хмелятся оне и галдят,
На манжетах рисуя виньетки,
И с фиадами торты едят,
И несут им клико шансоньетки.

Двадцать восьмой фрагмент

Феи бледные, феи пиров,
Соливайте арак и рейнвейны
В кубки юдиц, золоту шаров
Бейте мглой, аще вы темновейны.

Падших ангелов суе искать,
Хрисеида, отравленный ужин
Дщери нам и готовят, алкать
Яд зовут на каратах жемчужин.

Мы наидем, елико белы
По червовые сени деревы,
И блюдут золотые столы
Отлюбившие нас Женевьевы.

Тридцать девятый фрагмент

Чудный лэкех, бисквитов арма,
Золоченые цедрой емины,
Днесь пирует Геката сама,
Налия беленой керамины.

Тьмою бархатной вита спираль
Дуг незвездных, масонские ложи
Осеняет священный Грааль,
Тускл парчевник шагреневой кожи.

Иль очнемся – на мраморе стен
Кровь атраментов фей благовонных,
И пирующих яд веретен
Бьет изборно меж емин червонных.

Сорок четвертый фрагмент

Ах, витое серебро теней
Уходящих по лунной аллее,
Иудицы столовья темней,
Волны кафисты шлют Лорелее.

Митры снимем, Гермина, пускай
Жжет чела холод свеч, веретенных
Яд иголок точится, алкай,
Всяк одесный из амфор бестенных.

И найдут в пировые купцы –
Дщерям бледным со ядом ледовым
Шелк примерить, и неб чернецы
Завиют локны фуриям вдовым.

Пятидесятый фрагмент

Пир готовьте, фиады, Эреб
Ныне злать афинянкам дарует,
Им порфировый жалуют хлеб,
Сребром волн их Мефитис чарует.

Иль угодно царевнам белеть
Даже нощно, златыми шелками
Вить арму, изумрудно тлееть
Над червицей и смерть-ручейками.

Из дворцовий Никеи, из мглы
Царств Парфянских с тенями юнеток
Иды ль к нам и бегут, чтоб столы
Овести кровью млечных виньеток.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 305
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.24 23:02. Заголовок: * Сегодня Яков ЕСЕПК..


* Сегодня Яков ЕСЕПКИН — писатель номер один в России. Равных ему не было и вчера, и позавчера, ни в Серебряном, ни в Золотом веках. Читайте великую литературу, коль скоро она чудесным образом существует и не является предметом трансвременной метафизической иллюзорности.

Яков Есепкин

Портреты юдиц у Корделии

Седьмой фрагмент


Сны Корделии тягостны, мгла
Почивальню шутов овивает,
Близу дикого сердца игла,
Что иродных еще убивает.

Лире, Лир, не веретища злы,
А пиров меловые столовья,
Дщери наши смертельно белы,
Алчут ядов и тьмы суесловья.

И томятся оне, и ядят
Вишни Гебы меж чад неборовных,
И отцов из парчевниц следят –
Надэфирных уже и бескровных.

Девятнадцатый фрагмент

Что юдицам икать – хлеб давно
Зачерствел, шелки емин алее,
В кровь и яд превратилось вино,
Девам жалуют пунш на лилее.

Ах, следите, Гиады, тлеют
О каморном венечье рубины,
Фреи нам диадемы лиют
Из увеченной славской рябины.

Грянет бальник Аваддо, чела
Мертвых одниц распишут уголем,
И трельяжей ночных зеркала
Мгла собьет, где еще мы глаголем.

Тридцать восьмой фрагмент

Волны снов Идофея сребрит,
Богородице нас отемняет,
А бледна и веселость харит,
Именины их ночь отменяет.

Что ж исцветникам снится, Колон,
Белым розам и алым, горящим
Тленной желтию, сех Аквилон
Презлатил в наставленье дарящим.

Будут вершникам дарствовать мглу
И хлебницы, и негу жасминов,
И тогда мы подсядем к столу
Именитств о золоте карминов.

Сороковой фрагмент

Тусклым блеском левкоев и астр
Сад встречает диаментных гостий,
Жжет вино золотой алавастр,
Шелк мерцает круг басмовых остий.

Зри, Господе, хотя цветники
И обручников ночи хрустальной,
Где еше и висят ангелки,
На какой гильотине портальной.

Станут юдицы Тейю хвалить,
Первой лунной богине дивиться,
Чтоб кровавую цветность излить
И карминовой миррой давиться.

Пятидесятый фрагмент

Август ночь золотых цветников
Благо дарствует стайкам прелестниц,
Фей чарует всезвездный альков,
Холодя сенью мраморных лестниц.

Убеляйся, каморная тьма,
Пусть фиады о винах немеют,
Нам Геката мирволит сама,
Ей торговки перечить ли смеют.

Но Корделии сны тяжелы
И юдиц устрашает изветность,
И со усн мы лием на столы
Изумрудно-кровавую цветность.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 306
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.03.24 00:05. Заголовок: * Сегодня Яков ЕСЕПК..


* Сегодня Яков ЕСЕПКИН — писатель номер один в России. Равных ему не было и вчера, и позавчера, ни в Серебряном, ни в Золотом веках. Читайте великую литературу, коль скоро она чудесным образом существует и не является предметом трансвременной метафизической иллюзорности.

Яков Есепкин

Битый алавастр у Летии


I

Тени Лувра, летите сюда,
Мы стенаем в цветах Сеннаара,
Темен мрамр иль сиянна Звезда,
Прелилась наднебесная чара.

От порфировых этих сильфид
Все белы, яко вишни любили,
Потчевали лепных аонид,
Хоть венчайте небесностью шпили.

Утром томным восплачет Эдель,
Роз ко статуям вынесет млечность,
И с кровавыми гипсами эль
Допиют ангелки – за увечность.

II

Ночи огненный ярусник нем,
Дышит маем течение Леты,
Сводность царства Аида минем,
Се и ангелей неб пируэты.

Византея, сияй и гори,
Ненавистны святые Отчизне,
Мы были всеземные цари
И в комодной побитой старизне.

Виждь, Господь, со рубиновой мглы,
Как еще юродные смеются,
Где исцвечены кровью столы
И на остия вина лиются.

III

Льет юдоль молодое вино,
Ах, мучения наши подавны,
Тще ль искать золотое руно,
Вспели гоев небесные фавны.

Чу, смертливые осы летят,
Нас покоя оне возлишают,
Спит и Шервуд, разбойно свистят
Лишь соловки и вдов оглашают.

Век успенных боялись певцов
Эти вдовы под миррою течной,
Се и зрят нас без ярких венцов
На челах, битых оспою млечной.

IV

Сердце ангела – шелк совитой
И о чадах оно престенает,
Наш атрамент эфирный, златой
Волн тоскливей и ангелов знает.

Пусть демоны гиад веселят,
Пусть надеждою тешат юродных,
В нас еще царствий феи вселят
Звезды неб, млечность граций холодных.

Чайки Бога слетятся ль к пустым
Берегам тихой Леты, мерцая
Опереньем своем золотым,
Чтоб гореть, мглу скульптур восклицая.

V

Ядовитые шелки сильфид
Геба ветошью звездной овеет,
Влечь безумных к столам аонид,
Мел их лядвий пускай багровеет.

Что, Иосиф, невесел, царей
Не любила толпа и во тлене,
Императорских спален Борей
Отдал мглу нежноокой Селене.

Углич, Рим ли оплачет сие
Неболожество, с Эос матроны
В мрамор наше вобьют остие –
И чермные сонимем короны.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 307
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.24 00:38. Заголовок: Яков Есепкин Битый..



Яков Есепкин

Битый алавастр у Летии

VI

Феи тьмы ангелочков не чтут,
Аваддон им внушает беспечность,
А ночных ли певцов и сочтут,
Паче сводности мирры истечность.

Низлетим с хоров млечных к столам—
Хлебы тлить цветом ночи холодным,
Чтоб юдицы, таясь по углам,
Вняли флейтам волшебно-рапсодным.

И Господе превидит благих
Нетей пленников, чад убиенных
В темной слоте божниц дорогих
И за патиной неб всетлеенных.

VII

Разве небо и чтило нефрит,
Наши перстни хладят одалисок,
Меловица рябая горит
На гетерах и яде ирисок.

Антиквары блажные, столы,
Веселясь, накрывайте парчами,
Вейся, нощь, где с блядями юлы
Содомитскими грезят ночами.

Это мы ль, Иокаста, следим
Балы антики меркнущим взором,
Вечность пьем и тюльпаны ядим,
И хвалимся небесным позором.

VIII

Лучшим -- терние выцветших неб,
Пламень роз иль августа холодность,
Жизни стоит всемаковый хлеб,
Кто немолвен, внимай богородность.

Парки грезили век об ином,
Только светочей Энн пожалеет,
Спит Эмилия тягостным сном,
Базель мертвое чадо лелеет.

Нас боялись и с чернью в устах,
Обрамленных вифанской беленой,
Иды мел угасят: на перстах
Мгла завьется кровавою пеной.

IX

В Одеоне зерцала тускней
Арабийских морган, веселятся
Хороводы печальных теней,
Дольше века литании длятся.

Нас взыскует порфировый сад,
Молодые шелковые узы,
Что Гекате сияющий Ад,
Надевай всекровавые блузы.

Станет август детей обольщать,
Бледных чад, кружевниц благовонных –
И начнем юродиво кричать
Меж опалых алмазов червонных.

X

Ночи одницы нас ли и ждут,
Мы еще слог чудесный внимаем,
К лицам каморным нашим идут
Звезды неб – их перстами снимаем.

Ночь, Геката, для од создана,
Ах, оне лишь светил тяжелее,
Бить начинье царица вольна,
А скульптурность юнид ей милее.

По мраморному глянцу обсид
Ангелки прелетят, низвергаяясь
И кляня фижмы пляшущих Ид,
И во черни остий содрогаясь.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 308
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.24 23:37. Заголовок: Яков Есепкин Битый..



Яков Есепкин

Битый алавастр у Летии

XI

Нас, Господе, следи в барве неб,
Ангелки мимо чад излетели,
Всепорфирный точащийся хлеб
Сочерствел, мы его прехотели.

А и туне сейчас вопиять,
Над брегами летейскими рдиться,
И алеять, и молча стоять,
Гои нас будут вечно стыдиться.

С темной миррой юдицы одне
К нам и льнут, и серебро лелеют,
И во млечном холодном огне
За колонницей мертвенно тлеют.


XII

Змеи тирские хмель овиют,
Кора свечками пурпур уставит,
Нас ужель четверговки убьют,
Кто и с вечностью ныне лукавит.

Полны столы начиний пустых,
Ничего, соливайте, гияды,
Вин мускусность еще золотых,
Не царевнам ли чествовать яды.

Камор звезды мирволили нам,
Присно будем во сех оявляться
Гранях млечных, где бьют по стенам
Тени роз и вселожно бояться.

XIII

Где, июль, тестовые сурьмы,
Брашно сладкое, с вишней рейнвейны,
Бел Эдем и меловые тьмы,
А принцессы одне темновейны.

Жизнь цвела и сребрилась, но вот
Лишь желтки и горят в сей остуде,
Алчно змеи обсели кивот,
Зло виются мокрицы на блюде.

Яко звезды бессмертие чтут,
Златоустов камены читают,
Пусть хотя ли убитых сочтут –
Все венцы наши червно блистают.

XIV

Звезды чтили успенных, цемент,
Гипс иль глину исторгнут дыхницы,
Обнажится еще диамент
И за сим, паче уст багряницы.

Темный мрамор июньских аллей
Нагоняет печаль вековую,
Кто умел горевать, веселей,
Точат спящим виньету живую.

И начиние сбилось, хлебы
Суе мертвые тьмы украшали,
Всё опять нецелованны лбы –
Мы лишь звездностью присно дышали.

XV

Лишь в июне сордится оцвет,
Из черемух вспорхнут махаоны,
И укажем небесный корвет
С золотыми тенями Вероны.

Сколь юдицы нас вечно блюли,
Аще их перелилась мышьячность,
Пей отраву, Цинита, юли,
Хороша и твоя небозлачность.

Цветники ли, тенета весны
Ядом жгут отравительниц сонных,
К нам тиснятся еще ложесны
Сех паскуд во шелках благовонных.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 309
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.03.24 23:20. Заголовок: Яков Есепкин Битый ..


Яков Есепкин

Битый алавастр у Летии


XVI

Вновь оцветный томительный сок
Изливают в сервантные чаши,
Лишь Иосиф подставил висок,
Всех иных закололи апаши.

Дождались четверговки пелен
Белошелковых мускусных бязей,
Аще встанем с меловых колен,
Хоть узнают диаментных князей.

И черешни без нас прецвели,
И юдицы алкают бесстрашно
Голубое со кровью шабли,
Окаймляя подвальное брашно.

XVII

Воск пасхальный неровно горит,
Как успеть и не могут святые,
Налием в хлебы кровь-лазурит,
Яко постны столы золотые.

И сойдем, участь юдиц верша,
С хоров млечных и райской целины,
Всяка днесь иродица -- левша,
Всякой голем не жертвует глины.

Нас узнают оне по челам,
Тусклой миррой и тьмой увиенным,
И внесут эти хлебы к столам,
Чтоб воссниться купцам опоенным.

XVIII

Розы Асии нежной армой
Наднебесных царевен встречают,
Именины Чумы ли самой
Днесь пеют, нас ли ангелы чают.

Битый мрамор обсидный минем,
Зло молчат преблюстители Коры
И ея меловницы, где нем
Вечный пир и точатся фарфоры.

Цветью их расписали свечной,
Миррой тусклой свели, и Господе
Чад не узрит в смуге выписной –
Пьющих немость о славленном годе.


XIX

За сумраком вифанским таит
Неботвердь голубые фиолы,
Бледных мальчиков сонм предстоит
О садах: улетай, богомолы.

По аллеям дворцовым ли несть
Розоцветных сиреней холодность,
Аще Божие сумерки есть,
Мы узрим виноградную сводность.

Где и вился честной Аваддон,
Меж каких утешается циний,
Рдея, тусклую кровь на поддон
В пировых Иды льют со начиний.

XX

Нощность антики станем белить,
Во четверг ли от ядов очнемся,
Что и подлую чернь веселить,
Мы в родные пенаты вернемся.

Будут постные яства гореть,
Будем сами альтанок белее,
Выльем кровь на подносную мреть,
Идет камень фамильной аллее.

Сад немолчный успел оцвести,
Бьют по гипсу цветки ледяные,
И всё тусклою пудрой свести
Мел и кровь тщатся Иды хмельные.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 310
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.24 23:04. Заголовок: * «Не так давно им..



* «Не так давно имя и феномен русского андеграундного писателя Якова ЕСЕПКИНА оказались в заголовках литературных новостей. Культовый автор известен библиофилам со времен СССР, официально создатель «Космополиса архаики», обретшего негласный статус последней великой русскоязычной книги, начал издаваться за рубежом. Между тем после выхода самиздатовских сборников «Готика в подземке» и «Классика» юного гения восторженно приветствовала советская провластная художественная элита.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Эфемериды», издательство «Де’Либри», 2021


Яков Есепкин

Битый алавастр у Летии

XXI

Томных дев и камены блюдут,
Нам лишь кровию были чернила,
Со щитами героев не ждут,
Алекто наши сны огранила.

Но мгновенье, замученный брат,
Вдоль сиреней текут путраменты,
Их цеди, за каратом карат,
Яко пламени траурной ленты.

Мы писали канцоны не сем
Юным феям, шелковым наядам,
И теперь меж перстами несем
Тьмы цветниц, всепокорные ядам.

XXII

Стол накройте сакраментной мглой,
Ночь Вифании чтут пировые,
Феб и Мемнон в гортанях с иглой,
Кто погублен – успенны живые.

Время париям днесь умереть,
А и нам ли веселье преложно,
Тщиться будут пифии стереть
Мглу чернил, где бессмертие ложно.

Возлиются гербарии тьмой,
Всеоцветною розовой сенью,
И лишь выступит кровь под сурьмой,
Золотяше пути к неспасенью.

XXIII

Алавастры ночные влекут
Черных фей и беспечных юнеток,
Тускло золото млечных цикут,
А и полно червовых монеток.

Пляски фурий взирает Аид,
Столы антики щедро ломятся,
Хоры сонных пеют данаид,
Прескучают оне и томятся.

Дивный пир и чудесная мгла,
И теней алавастровый морок –
Всё горит, всё и нощность свела
Тьмой во злате вишневых подпорок.

XXIV

Царской оперы фавны пышны,
С бельэтажей свисают химеры,
Граций томных в шелках ложесны,
Дышат негою их костюмеры.

Юны, юны сюда нас влекли,
Днесь оне ль примеряют балетки,
Бал окончен, сие умерли,
Авансцену терзают старлетки.

И хотят нас, Геката, убить
Иудицы под темной золотой,
Чтоб хотя всеуспенных увить
Чернотечной вишневою слотой.

XXV

Черных вдов феи тьмы и белят,
Ядом чинят нецветность их аур,
И царевен травить всевелят,
Яко сводам приличен лишь траур.

Пой, Эреб, остия сех юдиц,
Веселятся пускай четверговки,
Меж скульптурных ядят молодиц,
Всяк пиит удостоен торговки.

И с отравой нальется вино
В наши амфоры, чернью витые,
Мы его преалкаем одно,
Цветь лия на шелка золотые.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 311
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.24 22:49. Заголовок: * «Творчество «ноч..



* «Творчество «ночного мистического певца» столь же парадоксально, сколь и легендарно, оно всегда ассоциировалось с эмблемной символикой интеллектуальной литературы. Есепкин реформировал современный тезаурус, изменил течение отечественной словесности, его нарочито архаическая лексика завораживает своей потрясающей образностью. Мастер торжественного слога ввел в мировую литературу жанровое определение «готическая поэзия». Сегодня он входит в круг элитарных литераторов, претендующих на получение Нобелевской премии.»


Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Эфемериды», издательство «Де’Либри», 2021


Яков Есепкин

Битый алавастр у Летии

XXVI

Торты с черными свечками неб,
Отраженных эгейской волною,
Мы лелеем, как ангельский хлеб,
Под немою и яркой стеною.

Соглядимся в серебро зерцал –
И ужель это наша планида,
Взор Микеля ужель премерцал,
Нощно вейся и тлей, фемерида.

И Геката в обрамниках тьмы
Узрит нас и всещедро приимет,
И о сребре музея Чумы
Славу чад вишни млечные взнимет.

XXVII

Полон стол и музыка темна,
Четверговки, огнем совитые,
Вновь холодного просят вина,
Будят отроцев тени златые.

Как оне и могли меж цариц
Опочить ли, еще затеряться,
Восковою аромой кориц
Яд чинить, напоказ усмиряться.

В погребах монтильядо блюдут
Сонмы их, упоенных диетой,
И давно пировые не ждут
Бледных юношей с черной виньетой.

XXVIII

Благосклонны и сем небеса –
Хрисеитам и Элям кургузым,
Виждь, еще поправляют власа,
Клеют пудры к мощам темноблузым.

Что Медея томилась, детей
Без нее одушили иные,
Всё ли ждут колченогих гостей:
Напомадились бляди срамные.

Со червями вдоль цветших в шелках
Плеч костлявых беснуются, плачут,
И ужицы висят на руках,
Белых роз наших листие прячут.

XXIX

Бланманже герцогиням седым
Злые феи несут о фарфорах,
Дым отечества -- тягостный дым,
Се и ангелы смерти на хорах.

Но смотри, герцогини ль ядят
Слоту ночи, бисквитную негу,
Круг столов иудицы сидят
И тоскуют по черному снегу.

Хладен вечный пиитерский бал,
Вьются дивных нектаров купажи,
И мраморник дворцовия ал,
И с тенями летят экипажи.

XXX

Пунш с араком в фаянсы нальем
И еще золотые рейнвейны,
Лета нет, а и мы ли поем,
Где у роз ангелки темновейны.

Май цветов пожалеет, август
Бойных юношей цветом одарит,
Сколь текут диаменты меж уст,
Персефона легко государит.

Осыпается мертвый язмин,
Пишем кровию, се не читают,
И оцветший чернильный кармин,
Содрогаясь, юниды листают.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 312
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.03.24 23:29. Заголовок: «Яков ЕСЕПКИН - сама..


«Яков ЕСЕПКИН - самая закрытая фигура в современной русской литературе. Имя писателя окутано тайной. Известно, что после выхода в самиздате его сборников "Готика в подземке" и "Классика", юного гения восторженно приветствовала советская провластная литературная элита. Между тем он всегда оставался кумиром андеграунда.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Lacrimosa», издательство «Москва», 2019

Яков Есепкин

Портреты юдиц у Ювентас

Седьмой фрагмент


Торты с вишней, десертных емин
Чары пышные, хлебниц ваянья,
Иль угасит истечный кармин
Лет былых золотые даянья.

Се, Ювентас, ритоны богинь
И лекифы во мгле ядовитой,
Се глинтвейн для безруких княгинь,
Шелк, тесненый диавольской свитой.

Льется пурпур в точащийся хлеб,
Ссеребрились шелка и виньеты,
И в меловых окладниках неб
Чезнут царственно дев силуэты.

Десятый фрагмент

Снег виньеточный, тлейся, гори,
Огнем тьмы серебри канители,
Цвет бессмертия небам дари,
Услаждай сном гранатовым ели.

Из Эолии вьется арма,
Лишь ея мы и ждали одесно,
Феям ночи Геката сама
Пламень шлет, се мгновенье чудесно.

Ах, еще ль не убраны столы,
За какими холодность внимаем
Персеид, и юдицы белы,
И к вечере мы хлебы ломаем.

Тринадцатый фрагмент

Локнов глянцевых шелковый мел
Золоченой осыпкой блистает,
О власах лунноликих Памел
Снег искристый виется и тает.

Длись, мгновение чудное, длись,
Буде пламень восковый нетечен,
Всяк одесный – полночно мелись,
Шелк асийский сейчас безупречен.

Иль колодницы фей облачат
К темным пиршествам Цин и Аделей,
И томящихся дев заключат
В пламень матовый благостных елей.

Двадцать четвертый фрагмент

И не в святки ль пасхалы гасить,
Хлебы маками веять, осыпкой
Меловой истеняя, носить
Их к еминам с флеорою зыбкой.

Ах, очнемся ли – ели каждят,
Беовульф мертвых пчел воскрешает,
Иродицы из хвои следят
Гостий неб, мглу Эреб оглашает.

А и будем всенощно пеять,
Лити хмель о рождественских термах,
И чарующих юн соваять
На меловых тлеющихся гермах.

Пятидесятый фрагмент

Мед в леканах полночных иль яд –
И не важно, резвитесь, юниды,
Парфюмерные столы тияд
Ныне чествуют вновь аониды.

Вновь тостовники пышны, богинь
Лунноликих венчают плюмажи,
Безобразно-седых герцогинь
К феям Асии мчат экипажи.

Оглянемся: круг темных столов
Никого, злать Ювентас вакханки
Прелиют, шелк их тускл и мелов,
И серебрят иудиц коханки.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 313
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.24 01:48. Заголовок: « Есепкина считали н..


« Есепкина считали надеждой отечественной изящной словесности. Но официальным писателем "ночной певец" так и не стал. Несмотря на усилия в том числе профильных секретарей СП СССР, ни одно его произведение в Советском Союзе не было издано. Реформатор языка и поэтики ввел в русскую литературу жанровое определение готическая поэзия и оказался вне Системы. Сборники продолжали выходить в самиздате.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Lacrimosa», издательство «Москва», 2019

Яков Есепкин

С фарисеями у Гекаты

Третий фрагмент


Ах, Геката, мы снова одне
У менад златогласых пируем,
Хмель цедим, на игристом вине
Тлим серебро и феям даруем.

От губителей суе бежать,
Ядом их отравленны корицы,
Выйдем темные лотосы жать,
Благи ангелы к нам и царицы.

И хотели всего изоцвесть
В сени ангельских нив благовонных,
Ночь-царице, вижди нас как есть –
О парчевниках ядно-червонных.

Десятый фрагмент

Август хлад источает и мглу,
Яства нощные, вишни гнилые
Феи Ада несут ко столу,
Их обручники потчуют злые.

Аще смерть, будем тонко пеять,
Юдиц бледных манить озолотой
Гробовою, еще вопиять
Пред емин ядоносною слотой.

Хмель сокроет шатры колоннад
И явимся в червице всевечной –
Золотые одежды менад
Ополаскивать кровию млечной.

Семнадцатый фрагмент

Ветхий август, чаруй нас огнем,
Бутоньерки пусть кровью распишут,
От централов ко Лете свернем,
Где воители здравием пышут.

Усыпальницы басмовый флер
Тусклой цвети легко ль увивает,
Ах, Господе, се пиршества Ор,
Милуй чад, яко вечность бывает.

Лэкех Иды к столам занесут,
Цимес в кухонах, с тестом форшмаки,
И хотя бы увечных спасут –
Предержащих кровавые маки.

Двадцать первый фрагмент

Источайся, холодная мгла,
В сны губителей, мраморных лестниц
Не отмыв, челядь ядно бела,
Шелк ужасен о станах прелестниц.

Буде ныне пируют одне
Фарисеи, елико хвалятся
Цветом неб и серебром, оне
Пусть еще и еще веселятся.

Иль Геката не видит – стоим
За раменами их мы с жасмином
И нагарные свечи таим,
Обвиенные хладным кармином.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 314
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.04.24 23:08. Заголовок: «На рубеже тысячеле..



«На рубеже тысячелетий фрагменты из главной книги поэта-мистика "Космополис архаики" опубликовали российские альманахи, это вызвало волну восхищенных откликов в прессе. Есепкин согласился на несколько интервью. И вновь исчез. С годами "Космополис архаики" обрел негласный статус последней великой русскоязычной книги. Ее эстетическое звучание, внешняя мрачность претендуют на эталонное соответствие канонам избранного жанра.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Lacrimosa», издательство «Москва», 2019

Яков Есепкин

С феями в опере

Шестой фрагмент


Гейши белые чают виллис,
Им цветочные принты меловят,
Жжет афинянок бархат кулис,
Па изысканность грации ловят.

Се опять маскерад, маскерад,
Шелком розовым блещут химеры,
Ям Герники цветенье и смрад
Иудеи пеют лицемеры.

Феи небесей, вас ли оне
Тщатся вылепить, с кровью мешая
Глину млечных карьеров и в сне
Дщерей царским к балам оглашая.

Семнадцатый фрагмент

Торты пышные, вишни с каймой
Елеонской, амфорницы млеют
Под хлебами, Тривии самой
Феи дивные шелки лелеют.

Не ждали нас гиады к столам,
Се и мы, хоть за тусклою пудрой
Мел увидим их, время юлам
О богине пеять небокудрой.

Брамс кримозный иль славный Гуно
Пиршеств нощных осповники внимут,
И в лекифы сольется вино,
Кое темные ангелы имут.

Двадцать четвертый фрагмент

Мглу из диносов феи лиют,
Упоенные лярвы икают
И в антрактах шампанским блюют,
И смугу восковую алкают.

С ними ль мы, истемняясь, должны
Зреть балы, ядотечные трюфли
Подносить фавориткам Луны,
Мерить девам хрустальные туфли.

Нет уж, нет, станет опер, Алкей,
Затемняйтесь, гаситесь, винтажи
Эвменид, пусть о мрамрах Никей
Сих юдиц тлят шелка бельэтажи.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 315
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.24 22:54. Заголовок: * «Сложное субли..



* «Сложное сублимированное письмо Есепкина (нарочито архаический тезаурус, лексические новации, тяжелая строфическая текстура) всегда ассоциировалось с изысканной художественной элитарностью, эмблемной символикой интеллектуальной литературы. Данное издание можно считать первым приближением к творчеству культового автора.»


Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Lacrimosa», издательство «Москва», 2019

Яков Есепкин

С юдицами у вергилий

Девятый фрагмент


Только солнце и только вино,
Ах, июль, ах, белые менины,
Станем пить-не пьянети, одно
Благи наши сейчас именины.

Золотые ритоны ли ждут
Гоев неба, увеченных воев,
Нас юдицы всенощно блюдут
Меж лекифов и ядных сувоев.

И Господе из ангельских нив,
Со мерцающих розовых кущей
Будет видеть, чело наклонив,
Тени дев за их сворой пиющей.

Семнадцатый фрагмент

Льют менады рейнвейн и шабли,
Шелк одесно взвивают царевны,
Сих прелестниц убить ли могли
Божевольные Хайки и Евны.

Миррой точится глянец ланит,
Их куда совлекают демоны,
Тще и колокол смерти звонит –
Внове яблок молят у Помоны.

Ах, оглянемся: ангели неб
Дышат мглой за столовьем вергилий,
И юродные дочери хлеб
Жгут беленой серебряных лилий.

Двадцать девятый фрагмент

Лики ангелов смерти белы,
Их портретники ядно-червонны,
Вселомятся от емин столы,
А царицы шелков благовонны.

Лярвы небесей потчуют сех
Млечных гостий и брошенок морных,
О диаментных желтых власех
Тлятся розы со чашей каморных.

И желтицею локны виют
Бляди томные, зло напевая,
И серебро холодное пьют,
Броши темные с шелка срывая.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 316
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.24 23:08. Заголовок: * «Лишь недавно ..


* «Лишь недавно произведения культового русского андеграундного писателя Якова ЕСЕПКИНА начали массово издавать. Вначале за рубежом, затем в России. Сейчас его книги триумфально завоевывают мировые литературные рынки. В России автор интеллектуальных сочинений, эсхатологических трагедий и архаических притч почти мгновенно стал одним из наиболее успешно продаваемых современных литераторов. За его книгами выстраиваются очереди в «Библио-Глобусе» и МДК, они месяцами открывают витрины крупнейших российских интернет-магазинов. сетей, сервисов в виде несменяемых постеров.»


Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Сангвины мертвых царевен», издательство «Altaspera» (Канада), 2021


Яков Есепкин

С юдицами у Гекаты

Пятый фрагмент


Льют атраменты боги письма,
Кровь одну мы в чернилах и зрели,
Нам Геката мирволит сама,
О царице ли весть акварели.

Карменталии суе шумят,
Смерть алкеям богини пророчат,
Златоустов успенных томят,
Небодержных атлантов порочат.

Круг емин отходного стола
Ищут дочери нас юродные,
И беленою пудрят чела,
И свечельницы жгут ледяные.

Тринадцатый фрагмент

Золотая мерцает парча
На столах, мрамр свивают камеи,
И лиется вино, прегорча,
И бегут дивы чар Саломеи.

Ах, вольно ангелам изливать
Кровь и цветность, пылая о синем
Всенебесном огне, тосковать
Аще время – столовья оминем.

Будет Господе холод свечей
Разжигать, наклоняя к ним персты,
И увидит белых царичей,
Веи коих темны и отверсты.

Двадцать восьмой фрагмент

Пир нагорный владык золотит,
Сладкогласых царей отемняет,
Всяк бессмертный лишь ангелов чтит,
Им на вина Децима пеняет.

Содрогнемся, ритоны с вином
К изумрудным хлебницам наставим,
Много скорби о пире земном,
Туне пьем и сиречно картавим.

Ангелам ли юродных жалеть,
Бейте Ханн, яко смертники лишни,
Чтоб во льду этих зенок тлееть
Перестали холодные вишни.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 317
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.24 22:42. Заголовок: * «Подобный успех..


* «Подобный успех у широкого круга читателей сложно объяснить. Есть выражение: родился, чтобы быть преданным. Это о Есепкине. Долгие годы он провел в лучших европейских библиотеках, не писал, считая любое сочинительство лживым и несовершенным, затем прервал молчание и продолжил письмо, начатое в юности. Во временном интервале были «развенчаны» вначале Золотой, далее Серебряный века. Реформатор тезауруса поверил гармонию алгеброй и эта гармония рухнула, обратилась в хаос.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Сангвины мертвых царевен», издательство «Altaspera» (Канада), 2021

Яков Есепкин

Сангины в будуарах

Одиннадцатый фрагмент


Балевницы шелками свиты,
Всяк успенный о мраморном щите,
Полны глиной одесные рты,
Златоустов сейчас не ищите.

Аониды вино прелиют
На емины, их чтенье сурово
И ужасно письмо, отдают
Форме дань и коверкают слово.

Мало крови ли им, холодны
Четверговки, за глянец муаров
Яды прячут и дев ложесны
Жгут кармином во мгле будуаров.

Двадцать восьмой фрагмент

Из канфаров с богами пием,
Ищут дочери нас юродные,
Кровь нисана лиет Вифлеем
За мраморники неб ледяные.

Феи в розовом, блещут сады
Галилеи, тоскуют менады
О высоком, гнилые плоды
Навивая под сень колоннады.

Ах, летите, летите сюда
Иудейские ангели требы,
Хоть виждите, как Гостья-Звезда
Пресвятит всечервонные хлебы.

Тридцать второй фрагмент

Лей зефирность, небесный шатер,
Источай благодержную сводность,
Для шутов совиньоны и ёр
Налием, восклицая холодность.

Формалином щедрые столы
Яства белые днесь овевают,
Иль юдицы не ядно белы,
Нас однех, нас однех убивают.

Веи первой богини Луны
Белорозною тлятся золотой,
Где амфорники наши полны
Кровью тусклой и розовой слотой.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 318
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.04.24 23:22. Заголовок: * «Удивительно, но..


* «Удивительно, но трагедия отсутствия истребленной тремя веками русской литературы читательской аудитории и, главное, отсутствия уровневой критики и литературоведения мало сказалась на рыночном спросе. Между тем сам Яков Есепкин не комментирует ситуацию, не дает интервью. Он действительно остается полностью закрытой фигурой. Возможно, это отложенная плата великого трагика деспотии за стену молчания, окружавшую его всегда.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Сангвины мертвых царевен», издательство «Altaspera» (Канада), 2021

Яков Есепкин

Сангины в Одеоне

Восьмой фрагмент

Оды к радости, славьте иных
Музыкантов и пламенных граций,
Чуден хор камерат неземных,
Се балы и флеор декораций.

Наши литии чтил Одеон,
Томы наши Геката искала,
Рим блистал и одесный Сион,
Всюду глорию пели зеркала.

Но тлеющийся мраморник ал,
Кровь бежит вдоль столовий ручьями,
И менады серебро зерцал
Увивают блядей остиями.

Семнадцатый фрагмент

Ядной миррой лекифы полны
И холодные вишни тлеенны,
Мрамр и глина величьем равны,
Жгут серебром их дивы Фаенны.

Будем красные вина алкать,
Слушать песни музык новомодных
И лукавство гиад соискать,
Меж скелетов немея комодных.

Там лишь будем, где нас и не ждут
Юродивые дочери с хлебом
Отравленным, где царей блюдут
Ангела пред молчащим Эребом.

Тридцать шестой фрагмент

Лей цикуту, одесный четверг,
Заливай ядным хмелем емины,
Кровью стены распишет изверг –
Мы преидем и эти кармины.

Суе царичей ждал Вифлеем,
Крысы морные точат обсиды,
Лавром чела хотя увием,
Нас любили, Господь, аониды.

Иль соглянемся: внове бегут
Дщери к плахам, губителей чая,
И порфирных отцов стерегут,
Эолийский дурман источая.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 319
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.04.24 23:48. Заголовок: 
*   «Нонконфо..



*   «Нонконформисту и мистику ничего не дали опубликовать в СССР, гений  торжественного слога был тенью, мифом, апокрифическим героем. Его самиздатовские сборники мигом становились антикварными. Сегодня имя и феномен Есепкина -- в заголовках литературных новостей,  он входит в число элитариев, претендующих на получение Нобелевской премии.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Сангвины мертвых царевен», издательство «Altaspera» (Канада), 2021

Яков Есепкин

Сангины изумрудных фей

Пятый фрагмент


Изумрудами ночь превили
Августовские дивные феи,
Яд цветочный пиют короли,
Чая лилий и волн Идофеи.

Се фамильные гаснут цвета
И белены сребрят для юродных,
Суе ветхая кровь излита
В бутоньерки цариц адородных.

Всё точится кровавый узор
Меж фарфоров и див истемняют
Веи хладные пламенных Ор,
Кои злато на желть и сменяют.

Тринадцатый фрагмент

Ночи кровельщиц феи поят
Диаментным пылающим элем,
И на гермах белых восстоят,
Изумрудным любуются хмелем.

Речь кому: веселитесь одно,
Те демоны влеклись не за вами,
Серебристое пейте ж вино,
Украшенное мертвыми львами.

Оглянемся ль – дворцовость жива,
Челядь царская нощно всебела,
И главою порфирного льва
Дев чарует богиня Кибела.

Девятнадцатый фрагмент

Се, кровавые пудры тиснят
Навиенные локоны ведем,
Царей неба обручники мнят,
Ах, с балов мы теперь не уедем.

Взнимем лики – голодных волков
Стаи нощно бегут по лепнинам,
Тьмой августа сребрится альков,
Осьмисвечия дарят менинам.

Нас Кесарии суе и ждут,
Хоть бы, черные юдицы, зрите,
Как, пея, нам уста обведут
Феи цветью в благом лазурите.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 320
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.04.24 22:55. Заголовок: *  «В отличие от Акс..


*  «В отличие от Аксенова, Солженицына, Войновича, других литераторов, ставших диссидентами и невозвращенцами после достаточно комфортного существования в Советском Союзе, родоначальник антикварного самиздата никак не был причастен к писательскому официозу, всегда ассоциировался  с внеформатной фрондой. В истории мировой литературы периодически происходили мистические вещи. Вспомним едва ли не серийные знаки, подаваемые некими метафизическими силами при попытках первоначального издания «Мастера и Маргариты». Михаил Булгаков жестоко поплатился за написание романа века, ранее за словесность, чернила для материализации коей были темнее возможного и разрешённого цвета, платили и жизнями, и по гамбургскому счёту Гоголь, Ал. Толстой (за «Упыря» и «Семью вурдалаков»), лжеромантический Гриневский (Грин).»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Сангвины мертвых царевен», издательство «Altaspera» (Канада), 2021

Яков Есепкин

Сангины мертвых царей

Одиннадцатый фрагмент


Ветходержные башни таят
Алавастровых чаш соваянья,
Гостьи неб круг емин восстоят,
Морты скаредной нищи даянья.

Пировать ли еще – пировать,
Несть рейнвейны сюда ледяные,
Что и мертвых царей укрывать,
Ищут дочери нас юродные.

Очеса их желтицей полны,
Локны ядною мглой навиенны,
И бегут фаворитки Луны
Тусклых взглядов исчадий геенны.

Двадцать пятый фрагмент

И вольготно чермам балевать
Об атраменте млечных креманок,
Их серебряность алым свивать,
Желтью пудрить шелка нимфоманок.

В тьме холодных замирных лепнин,
Ах, убитых царей не ищите,
Се исход и престол именин,
Всяк тлеется на мраморном щите.

Набегут ли юдицы к столам –
Жечь беленою свечек всеталость,
Мы из хоров тогда ангелам
Падшим явим лилейную алость.

Тридцатый фрагмент

Из подвальников темных чермы
Ледяные соносят емины,
Это мы, это, Господе, мы
Алым пишем Твое керамины.

Спят цари опоенные, мгла
Паче снов, ядный шелк навивают
Иродицы о хладе стола,
Это, Господе, нас убивают.

Иль очнемся – всетостовый хлеб
Мажут нощной золотой богини,
Славя алые пильницы неб,
И дарят им шелка ворогини.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 321
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.24 22:55. Заголовок: * «Впрочем, рос..


* «Впрочем, российские камены мистическую линию никогда особо не приветствовали, не благоволили её апологам. Иные авторы романов века, в их числе Джойс, темноты избегли. Традиция, пусть и не яркая, историческою волею всё же возникла и в России, не такая мощная, как на Западе, в США, Латинской Америке, Индии и даже в Африке. Есепкин не мог не учитывать опыт предшественников, в его книгах содержится огромное количество мнимых обозначений Тьмы со всеми её обитателями.»

Из аннотации к книге Якова ЕСЕПКИНА «Сангвины мертвых царевен», издательство «Altaspera» (Канада), 2021


Яков Есепкин

Тусклые алавастровые гравиры

Девятый фрагмент

Яд алкают уста пирочеев,
Девы хладные нощность блюдут,
Умиляют серебром кащеев
И властительных царичей ждут.

Кукол маковых слави, Децима,
Их ли тристии ныне легки,
Арки Фив иль парафии Рима
Днесь хмельные вспоют ангелки.

Ах, и наши мученья подавны,
Яд точится в золоте кориц,
И лиют царской оперы фавны
Воск на перси успенных цариц.

Семнадцатый фрагмент

Бойся, юная Лола, Гертруды,
Сколь Офелии веи чисты,
Ядъ со уст претечет в изумруды,
Всеалмазные хлебы и рты.

Вечность милует сех фавориток
И печальных седых королей,
Днесь во талике утварном свиток,
А начиние мела белей.

Томный отрок багетные маки
Выбьет кровию нежной своей
И оденется мрамором – паки
Ядъ течет из отравленных вей.

Девятнадцатый фрагмент

Ирод-царь по сукровице вишен
Преведет золотыя каймы,
Цвет граната ль на пасху излишен,
Это мы, это, Господи, мы.

Ах, столы нощно царские ждали
Нас однех, так пируй, толока,
Аониды и суе рыдали –
С воскового пиют завитка.

И юдицы кричат божевольно,
И садовники яства тянут
Нашей кровью, лияше всесольно
Воск на дискос, за коим уснут.

Тридцатый фрагмент

Сколь немолчны хариты весною,
Им цветение – сущая мгла,
Возлетают над перстью ночною,
Бьют фаянсы на барве стола.

Ах, юдольного вешнего мая
Золотая планида, цвети,
Сонмы адских мокриц донимая,
Благоденствуй и к небам лети.

Но очнутся еще душегубы
И увидит во сне Звездочет,
Как чрез наши меловые губы
Пурпур с ветхою кровью течет.

Тридцать пятый фрагмент

Вишни, вишни каждят ледяные,
Столы милых пенатов горьки,
Столования присно иные
Обещали и нам ангелки.

Были вретища наши всезвездны,
Были мы паче нищих князей,
Хоть виждите цветущие бездны,
Майский воск ли, варварский музей.

Мрамор выведем нощною глиной,
Выбьем кровию патину слов,
Хоть и нимфа с златой окариной
Пусть восплачет над тьмою столов.

Сорок четвертый фрагмент

Аониды эфесскою тушью
Тлен путраментный жгут, суетясь,
Ах, легко их письмо, чистодушью
Всё мирволят, во склепах ютясь.

Изольем ледяные рейнвейны,
Присно ль вечерий алчет Сион,
Ангелочки теперь тускловейны,
В мглах сиреневых Аполлион.

Кровью знатны шелковые верви,
Розы смерти подвяжут шелка,
И диаменты темные черви
По устам преведут на века.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 322
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.05.24 23:35. Заголовок: Яков Есепкин У Кибе..


Яков Есепкин

У Кибелы с четверговками

Десятый фрагмент

Юродные клянут юродных,
Се дворцовий и неба высокость,
Из амфорниц пиют ледяных
Феи мглы, юн следя темноокость.

Наливай в чаши Ада, Винсент,
Золотые рейнвейны Кибелы,
Нам ли жалуют боги абсент,
Перси ль спящих царевен всебелы.

Тьмою дышит ночной сомелье,
Вкус граната медовый и хладный,
И юродивых кукл питие
Озлачает лишь пламень исчадный.

Девятнадцатый фрагмент

Ах, эфирный, благой Вифлеем,
Наши чествуй и славь юбилеи,
Мы терницей еще увием
Цветь Пергама и ночь Галилеи.

Будем десно с фиадами пить
Арманьяк и серебро ночное,
Нам богини дадут искупить
Лишь по смерти коварство земное.

И увиждим – смертельно белы
Иудейские дщери, токая
Хмель одесный лиют на столы,
Зло мелясь и юродно икая.

Двадцать седьмой фрагмент

Пировает юдиц толока,
Яд в лафитники жадно сливая,
Тускл атрамент и рдятся шелка,
И всенощно гудит пировая.

Но венечие Ада красно,
Иль его утаить четверговкам,
Под серебром откупным вино,
Хватит лэкехов златных торговкам.

Падший ангел к юродным слетит
Бледным дщерям из мраморных башен
И тлеенностью вей осветит
Мглу рамен их ледовых и брашен.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 323
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.05.24 22:59. Заголовок: * «Народ темен, обще..


* «Народ темен, общество равнодушно, элита глупа, невежественна, ортодоксальна и невосприимчива к великому. Трагедия гениального художника в том, что его некому воспринять и оценить. После Серебряного века тотальный эрзац минимум на столетие заместил и вытеснил метафизику искусства, Есепкин стал жертвой временной цезуры.»


Из эссе И. Лернис «Позднесоветская эсхатология»


Яков Есепкин

У ночных фей

Четвертый фрагмент


Мел шаров с золотою канвой,
Феи ночи, царевен сангины,
Мы, Геката, опять в пировой,
Чар иудиц бежим и ангины.

Се, волшебная хвоя тлеет
И панбархат юнеток сребрится,
И Цилии от нощных диет
Кельхи бьют, и шабли всеискрится.

Иль еще оглянемся – фарфор
Слота жжет, меловые гризетки
Внемлют дивные таинства Ор,
Ядом кремовым полня розетки.

Шестнадцатый фрагмент

Бутафоры меловниц рядят
В шелки темные с бледным подбоем,
Эвмениды ль за нами следят,
Услаждаясь полуночным боем.

Лейте, лейте, юнетки, одно
Хмель одесный, белейте над чашей,
Мы златое угасим вино
Цветом тьмы, амарантовой кашей.

И сбегутся юродных толпы
Во истечьях желтицы образной –
Пресаднящие гоев стопы
Миррой ночи омыть всеалмазной.

Двадцать седьмой фрагмент

От рождественской ночи ль пьяны
Феи неб, молодые вакханки,
К девам томным в их млечные сны
Злать ритонов соносят коханки.

Увивайте ж червицу и мел
Дивной хвои серебром истечным,
Кто еще веселиться умел,
Вновь гуляй за столовьем беспечным.

Иль очнемся -- о слоте шаров
Меловые юдицы икают
И ядят, и с блядями пиров
Из киафов серебро алкают.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 324
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.05.24 22:41. Заголовок: Яков Есепкин У темн..


Яков Есепкин

У темных царевен

Десятый фрагмент


Вновь сангины царевен темны,
Вновь рисуют свое натюрморты
Феи Ада, волшебные сны
Обещают на ангелы Морты.

Новолетие, хвоя каждит,
Золотыя свечницы блистают,
Ели эти и кто преследит,
Денно их соваяния тают.

И лиется, лиется арма
На одесного пира столовье,
И зерцает богиня сама
Гостий неб меловое шелковье.

Девятнадцатый фрагмент

Хвою млечным серебром тиснят
Феи ночи, вдыхая корицы,
И гостей опоенных манят
Шелком розовых платий царицы.

Ах, Ювентас, витые шары
Золоты и о хладном кармине,
Ждут еще нас благие пиры,
Мы очнемся еще в Таормине.

И Гиады найдут – рисовать
Лики ангельских воев из Плевен
Иль Никей и, мелясь, балевать
Со ваяньями темных царевен.

Двадцать четвертый фрагмент

Ах, Звезда, ах, благой Вифлеем,
Прелюбившая ночь Галилея,
Серебро. серебро мы пием,
Наднебесно с волхвами хмелея.

Что, Иосифе, феям поднесть
Меловым, аонидам тлетворным,
Хоть о Боге явимся как есть –
Диаментом увитые морным.

Виждит Господе юдиц, тусклы
Их юродные алчные бельмы,
Где серебро течет на столы
Чрез мраморник одесный и кельмы.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 325
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.24 23:21. Заголовок: Яков Есепкин У Трив..


Яков Есепкин

У Тривии

Пятый фрагмент


Ингрид плачет ли, Сольвейг поет,
Ах, темны миражи Гюнтианы,
Чермный мел в кубки Тривия льет,
Юн следят Иреники и Ханы.

Ах, мы сами рапсодов темней,
Плачь и пой, меловая блудница,
Шелки гасят ваянья теней,
Жжет каморы свечная плетница.

Речь кому, кто и был именит,
Царе немостью всякий сомучен,
И течет мирра с хладных ланит
Дев юродных, чей хор благозвучен.

Четырнадцатый фрагмент

Плачьте музы, алкеев несут
О холодных щитах юродные,
Смертный воск юдиц тьмы напасут –
Будем тлить зенки их ледяные.

В цвети ль горней очнемся, полны
Ядом амфоры неб, всечервонный
Свет лиется, богини Луны
Источают эфир благовонный.

И Господе заплачет, ведя
По челам нашим тусклые смирны
И рамен млечный жар холодя
Там, где тени щитовий надмирны.

Двадцать пятый фрагмент

Яды антики в подовый хлеб
Неурочно мешают гийяды,
Се к пирам ли, их чествует Феб
Иль Тривия им жалует яды.

Пировые утихли давно,
Бляди свальные миррой лилейность
Навиют, о серебре вино
Холодеет, всепирствуй, келейность.

Огнь таит изумрудная плеть,
Дышит хмелем Ювента младая
И во тьме остается белеть,
Меж скульптурниц гостей увядая.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 326
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.24 22:45. Заголовок: Яков Есепкин Хлад ф..


Яков Есепкин

Хлад фарфоровых столовий

Одиннадцатый фрагмент


Ах, златая одесность пиров,
Ах, серебром витые царевны,
И тиады, и морок шаров,
Эти чудные сны неиспевны.

Оглянемся ль – искрится вино,
Жгут глинтвейны благие куфоры,
На столовьях от емин тесно,
Чарой мглы налиются фарфоры.

Се и мы под тлеющим дождем
Яд былого пием со куфелей
И золотой червонной ведем
Облямовки пергаментных елей.

Двадцать девятый фрагмент

Восчаруемся тусклых огней
Канителью, червицей меловой,
Вновь царевны шелковья бледней,
Юны вновь об ароме столовой.

Нас однех ли еще искушать,
С нами ль ядом ночей торговаться,
А и будем золотой дышать,
Шелком фей меловых любоваться.

И богини в ритоны сольют
Вин эдемских одесную мрачность,
И диаментом чад увиют,
Расточив негу тьмы и призрачность.

Тридцатый фрагмент

Сны ли видим – равно золотят
Хлебы цедрой мышьячною Иды,
Всенощные леканы блестят,
Гостей потчуйте ж мглой, эвмениды.

Ель альковный чарует келей,
Принцев сказочных ждут нимфоманки,
Дивы ночи шелковий белей,
Их точеные лядвия манки.

Ах, царице, пускай и оне,
Изумрудность вкушая и хлебы,
Бьются, бьются в шелковом огне
У столовий фарфоровых Гебы.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 327
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.24 00:59. Заголовок: Яков Есепкин Застол..


Яков Есепкин

Застолья в ампирной тьме

Третий фрагмент


Блещет златью асийский фарфор,
Столования дивны у Морты,
Все чудесно — и ангелов хор,
И царевен меловых эскорты.

Дев атласных глинтвейны пьянят,
Вишни августа барвой истечны,
Изваянья садовые мнят
Фей пиры, в коих гои неречны.

Иль очнемся: Цилии ведут
Угль по яствам на пиршествах денных,
И келихи ночные блюдут
Меж садовников, тьмой преведенных.

Седьмой фрагмент

Вертоград ли эдемский тенит
Золоченые вишни юдоли,
Кто и был на пиру именит,
Хлеб ломил в тьме ампирной -- глаголи.

Паче немости сон меловых
Изваяний, держателей веток,
Мы ль внимаем шумы пировых,
Гасим червность цветницей серветок.

Дочки Тийи устанут белить
Кельхи пиров, лилейники Ада,
И тогда отравленных целить
Будут падшие ангели сада.

Девятый фрагмент

Вновь гиады Ювентас поят,
Дев меловых к столам оглашают,
С ядной цветью эклеры таят,
Во лекифах белену мешают.

А и мы о порфирниках неб
Червотечность лием, червотечность,
Дышит маком отравленным хлеб,
Пьют Цилии за нашу увечность.

Яко станет Господе ваять
Бойных агнцев из мела и глины,
И дадут нам тогда пресиять
Небы в маках червовой лепнины.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 328
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.06.24 22:20. Заголовок: Яков Есепкин Застол..


Яков Есепкин

Застолья с гоями и каменами

Десятый фрагмент


Сны Илифии ярки, плодов
Золотых мирра льется на брашно,
Чудна тень Гефсиманских садов,
О каменах пеять ли бесстрашно.

Суе ль эти зелени цвели,
Аще тьмой их богиня объяла,
Хлад портальников гасит угли,
Кои с воском юдоль сочетала.

Будут нощно свечельницы тлесть,
Аи гипсам дариться увечным
И сангинами червными весть
Нить златую по яблокам течным.

Одиннадцатый фрагмент

Цвет июля — эфирный, златой,
Что ж вседенно столы убирают
Мглой и хмелем белены витой,
Юродные ль в аскетов играют.

Их менады по ломким теням
И найдут, и какие сословья
Здесь шумят, доверяясь огням,
Иль не мраморны эти столовья.

Дочки Морты ли будут вести
Хлебы тьмой, золотить пировавших,
И увиждят во млечной цвети
Гоев небесей, тще отсиявших.

Четырнадцатый фрагмент

К столованьям — леканы полны
Чудных емин, десертов одесных,
Пусть лиется хоть в блеклые сны
Злато дивное аур небесных.

Милый друг, пей вино, Габриэль,
Не ожечь лед бессмертья словами,
От каких эолийских земель
Нам сильфиды махнут рукавами.

Иль Господе из темных цветниц,
Кущ июльского яркого сада
И не виждит: о мрамре стольниц
Нас беленой травят феи Ада.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 329
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.06.24 22:25. Заголовок: Яков Есепкин Лилии ..


Яков Есепкин

Лилии Стикса

I

Это мы восстенаем, се мы,
Это наше урочество Лете,
Пара статуй в музеуме тьмы
О порфирном небесном корвете.

Принесут Господь- Богу вино,
Аще таинства жива изветность,
И равно Он увидит, равно,
Как стекает по лбам нашим цветность.

Как серебро течет и течет,
Млечным воском рамена сводятся
И горят, и тогда Он речет:
Сеи мытари к свету годятся.

II

В алавастровых чашах ли яд,
Се ль пиры, коих ангелы ждали,
Ночь пуста, мы опять у гияд,
Туне, туне цевницы рыдали.

Что немолвствуют призраки тьмы,
Соваяния наши каждятся,
Навели по раменам каймы
Феи неб и томительно рдятся.

Виждь хотя нас, Господе, о сех
Барвах нощи, мелованных глиной,
С чермной цветью и мглой на власех –
Премолчащих под битой лепниной.

III

Всепорфирных висячих цветниц
Тьма не гасит холодную млечность,
Высоко ли молчанье цевниц,
Выше неб сеней рая беспечность.

И еще бьет начиния мгла,
И мятутся горящие фавны,
Чела наши каймою свела
Цветь садов, но мученья подавны.

Хмель увил пировые, а мы
Никуда уходить и не тщились,
Зри – стоим в барвах червной сурьмы,
Коей хлебы и воск пресочились.

IV

Август поздние вишни в черни
Щедро сыплет во амфоры сеи,
Кто всенощно пирует, гляни,
Фарисеи, одне фарисеи.

Но туманны еще зеркала
И цветницы исчадно пылают,
Соваянья еще круг стола
Очеса нам сурьмой застилают.

Феи мертвые дьяментный мел,
Зри, ведут по хлебам благовонным,
Где с волхвами царь Ирод немел,
Цветь каждя над пасхалом червоным.

V

Ночь Вифании снова горит,
Ужин тайный соцветен звездами,
Не лепнина – сие лазурит,
И к нему ли брели мы садами.

А и туне бежать веретен
Дивам юным, царевнам альковным,
Где влачат нас вдоль мраморных стен
В назидание чадам церковным.

Лишь хотели мы весть по сеим
Битым чашам порфировость цвети,
И с кистями, Господе, стоим,
Тьму лияше во райские нети.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 330
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.24 22:41. Заголовок: Яков Есепкин Лилии ..


Яков Есепкин

Лилии Стикса

VI

Пурпур ветхий с ланит сотечет --
И порфирные воски истлятся,
Туне агнцев Господе влечет
К сем божницам, какими целятся.

Исполать, прекричим, исполать
Всефамильным аллеям угольным,
Наши тени и нощно пылать
Будут здесь во укор неглагольным.

Хоть из сеней кивнем зеркалам,
Чая цветь и влачась областями,
Где серебро ведут по челам,
Овиенными тьмою кистями.

VII

Мы любили, Господь, алавастр
И венечия райской лепнины,
В тусклом золоте флоксов и астр
Отмечали свое именины.

Спит юдоль, на куски, на куски
Вся разбилась порфирная сводность,
О хлебницах молчат ангелки,
Им урочна сия неисходность.

А пиры золотыя опять
Претекут, мы небес не алкаем,
Хоть узри, как не можем стоять,
Как цветочною мглой истекаем.

XIII

Изукрасим волошки сурьмой,
Оведем черно-красной виньетой,
Мы ль в музее барбарском с Чумой,
Соваянья, забвенные Летой.

Виждь, губители хлебы ядят,
Хмель июля алкая, давятся,
Тще за нами оне преследят,
Яко выследят – се, удивятся.

Тьма лиется из наших очниц,
Свиты чела сурьмой ледяною,
И горят воски тонких свечниц
Неистечною цветью чермною.

IX

Вертоград августовских теней
Звездный холод и млечность внимает,
Юродные Аида темней
Мглы, сумрак их какой донимает.

О пенатах чудесные сны
Преложились, иные, иные
Мы картены следим, взнесены
Очи наши во тьмы ледяные.

Ветхий сад в неумольных своех
Чермных сенях нам, Господе, мнится,
И страшит кущ цимнийских сиех
Мертвой цветью, и к главам клонится.


X

Воск червовый на хлеб солием,
Аще время цветов миновало,
Очаруй нас еще, Вифлеем,
В крови роз ли твое опахало.

Что и слушать безумных Сирен,
Плещут волны о мраморник неба,
Каждый мытарь одесно смирен
И не алчет порфирного хлеба.

Мы, Господе, с божниц выписных
И сошли, всяк бессмертье алкает,
И во кущах молчим ледяных,
И по лбам нашим воск истекает.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 331
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.06.24 23:59. Заголовок: Яков Есепкин Лилии ..


Яков Есепкин

Лилии Стикса


XI

У Эреба велики балы
И ночные музыки чудесны,
Молодые резвятся юлы,
Пированья сие ль не одесны.

Вьется мускус, аромы летят,
Хмель щадит герцогинь безобразность,
Ах, и ангелы сами хотят
Пригубить со бочонков алмазность.

Не сюда ли влекут нас оне,
Смертоимные одницы Геи,
В ледяном восточаясь огне
И чаруя диаментом веи.

XII

И еще пировые темны,
Лишь надежды гостей исцеляют,
Но уже фавориты Луны
По алмазным дорожкам гуляют.

Разливайте в начинье арак,
Данаиды веселые, где вы,
Феи ночи, шелковый сумрак
Вас таит, милоокие девы.

Наваждение это ль, обман
Ветхих сеней, прелестниц альковных,
Пусть и вьется надмирный туман
О тлеющихся пудрах церковных.

XIII

Бледной кровию майских аллей
Очарованы внове менины,
Кто чудеснее их и милей,
Чьи прелестнее снов именины.

Ах, каждятся в летящем огне
Меловые со цветью виньэты,
Не над нами ль рыдают оне,
Паче звезд ли во мгле силуэты.

Вот стоим соваяний темней
С бутоньерками тусклого мая,
Из остья и крушницы теней
К чермным плахам жасмин вознимая.

XIV

Возберутся пеять ангелки,
Суремой наполнятся амфоры,
И порфирные наши мелки
Небодержные выжгут фарфоры.

А и что, а и что горевать
О юдольных пенатах и сенях,
Цвет граната с тоской обрывать,
Аще вечно мы в белых сиренях.

Нощной млечности хватит ли всем,
Хоть бы зрите во мраках, гиады,
Как меловницы плачут по сем
Бледным агнцам, чарующим сады.

XV

Оведет золоченый кармин
Переспелые вишни и хлебы,
Зри точеность всещедрых емин,
Это пир не у славной ли Гебы.

Се, вольно аонидам хвалить
Колченогих владетелей цвета,
Диаментами панночек злить,
Юд встречать из шумного корвета.

И еще на столы сонесут
Млечных вишен с траурной каймою,
И тогда премолчавших спасут –
В барвах звезд и со цветью немою.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 332
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.07.24 22:24. Заголовок: Яков Есепкин Лилии ..


Яков Есепкин

Лилии Стикса


XVI

Во надмирной юдоли гореть
Феям тьмы с божедревкой наскучит,
Положат нам еще умереть,
Несоцветность бессмертию учит.

Вновь ли Марфа обносит столы,
Ночь вифанская дышит глубоко,
Фарисеи ль опять веселы
О лафитниках – око за око.

И дадут Господь-Богу вино,
Апронахи сменят багряницы,
И в кадящейся цвети равно
Он узрит ледяные свечницы.

XVII

Вертограды чадящий нефрит
Изольют во сады юровые,
И увиждим – всетронно горит
Наше вретище, мы ли живые.

Аще мгла, это мы ль, вопия
Славим небы, молимся аллее
С тенью звезд, август, чаша сия
Паче неб и парчи тяжелее.

Со перстов наших воски текут,
Прелились оне в черные свечи,
Где по барве и цвети влекут
Нас порфирные млечные течи.

XVIII

Стража тьмы опочинет в садах
Елеонских, умчат колесницы
Герцогинь -- мы о нощных звездах
Совием тусклой кровью стольницы.

Аще плачут сильфиды по нам,
Яко чахнут юдоли язмины,
Мы доверимся вещим ли снам
И разбавим их мглою кармины.

Ах, тогда и начнут пировать
Фарисеи, по амфорной чаше
Желть вести и язмин обрывать,
На столы воск порфирный лияше.

XIX

Алавастры темней и темней,
Низа полнит начиние хмелем,
Это пир соваяний теней,
Их диаментным чествуют элем.

Нас июльская сень поманит
И оцветятся барвой лампады,
Всяк обручник теперь именит,
Сад ночной восхищают цикады.

Сколь Господе заглянет в окно
Венцианское – узрит о цвети,
Как становится кровью вино
И молчат фарисеи и дети.

ХХ

Эльфы пурпуром дышат однем,
Ночью тихой, елико живые,
Гипс фамильных аллей оминем,
Совиясь, удивим пировые.

Стол августа всещедр и богат,
Звезды смерти юнетки считают,
За нефритом – и темный агат,
Дивно Фреи цвета сочетают.

Ах, над всем этим вишни, гляни,
Сукровичные с чернью виньеты,
И каждятся в порфирной тени
Наши витые мглой силуэты.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 333
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.07.24 00:48. Заголовок: Яков Есепкин Лилии ..


Яков Есепкин

Лилии Стикса



XXI

Се вечерии с Иродом, тьма
Сукровичные вишни оплавит –
И превьется о хлебах сурьма,
Аще пурпур бессмертие славит.

Утром слуги отмоют полы
И винтажие мраморных лестниц,
И ярким алавастром столы
Вновь уставит хор юных прелестниц.

Нас камены сюда завлекли
Чтить всетаинство смерти, на хвою
Льется мгла, по какой и вели
Их к письма гробовому сувою.

XXII

Потемнели яркие сады,
Сон юдоли тоску навевает,
Биты червой августа плоды,
Пусть каждят, яко вечность бывает.

Август, август, мы чада твое,
Се узор твой унылый, закатный,
Пирование дивно сие,
Ах, арома, ах, воздух мускатный.

И еще белый хлеб нанесут,
И опять станут юды цениться,
И во сенях благих не спасут,
Но мы будем всенощно им сниться.

XXIII

Паче звезд воски траурных сех
Божевольных пасхалов, к Эребу
Их соклоним, о наших власех
Пурпур ветхий равенствует небу.

Вижди, вижди, сколь мы взнесены,
До пенатов и как дотянуться,
Нам юдицы нанесли во сны
Тусклых лилий, над семи ль очнуться.

Ах, зерцал червотечность язмин
Всепогибельный пусть обеляет,
Где виется по желти кармин
И лишь мгла цвет небес разбавляет.

XXIV

От пурпурно-кровавых виньет
Мы ослепли и цвета не имем,
Нощь свое диаменты виет,
Как алмазный венец и поднимем.

Яко мало еще сукровиц
Небовольным – порфирность берите,
Вы алкали чумных косовиц,
Так хотя наши муки всезрите.

Мы и станем садами брести,
Звезды плесть со дворцового тюля
И червовою нитку вести
По тлеющимся вишням июля.

XXV

Яства чинят гиады, столы
От емины и хлебов ломятся,
Аще ночь, восточимся из мглы
С диаментом, пусть Иды кормятся.

Суе речь, мы одне предстоим,
Никого, никого не осталось,
Воск пасхалов и звезды таим,
Миррой таинство их сочеталось.

Но и мало юродным сурьмы
О челах, се каморы иль нети,
Вижди нас, это, Господе, мы –
Изваянья в отравленной цвети.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить



Пост N: 334
Зарегистрирован: 08.12.13
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.07.24 01:01. Заголовок: Яков Есепкин Лилии ..


Яков Есепкин

Лилии Стикса


XXVI

Отцветает и сей виноград,
Зелен был, ныне темночервонный,
Сень вдыхает пленительный смрад,
Камелотов смурод благовонный.

Выйдем нощность цветниц обирать,
Помни, Асия, наши кармины,
Иль во темном легко умирать,
Всё мы бледные прячем язмины.

Вновь морошки нанесли к столам
И сочтили Француза у Гебы,
И стекает по белым челам
Нашим воск, преливаясь на хлебы.

XXVII

По фарфору златые каймы
Соведем, а цветенья не будет
Золотого – и нощные тьмы
Окаймим, кто порфирность избудет.

Морок, морок фамильный лиют
На букетники феи Эреба,
Се начинье, из коего пьют
Вседержители цвети и неба.

Но смотри, бутоньерок витых
Меж хлебами цвета не следятся,
И в обрамнице свеч золотых
Тени мертвых царевен кадятся.

XXVIII

Воск и цветь по челам истекут,
Оживут соваянья из глины,
И Господние слуги рекут:
Он за нами послал цепеллины.

В млечных вретищах сени минем,
Тще восждали скитальцев к обеду,
Всяк преживший безмолвен и нем,
Се, Аид пусть вкушает победу.

Узрит чад Господь-Бог о свечных
Тусклых восках и цвети порфирной,
О тенетах божниц ледяных,
Мглу кадящих над слотой эфирной.

XXIX

Меловницы сидят круг стола,
Нас ли ждать, Марфа носит емины,
Велика у дворцовий и мгла,
Всепорфирность лиет и кармины.

Август, август, фарфор меловой
Где восставить сейчас, аще грезы
Улетели со чермной листвой,
Биты мглой наши белые розы.

И воидем в холодную мреть
Сех садов, где их плакать не тщимся,
И еще положат умереть –
Мы тогда с чернью роз соточимся.

XXX

Это вечный всебелый жасмин
Очеса наши цветом изводит,
Се – и лейся, юдольный кармин,
Пусть сугатно Чума хороводит.

Ах, еще ли благие цвета
Мы ждали во исчадные лета,
Яко смерть золота, золота,
Увиемся хоть в барву исцвета.

Станут нощно обручники весть
По столам цветь со кущ потаенных,
И тогда лишь предстанем, как есть,
О сукровице вишен тлеенных.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
Ответов - 48 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  -7 час. Хитов сегодня: 87
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 39 месте в рейтинге
Текстовая версия